Петербуржцы москвичи – «Они хуже одеты, у них не такие хорошие стрижки и не очень здоровая кожа». За что петербуржцы не любят Москву, а москвичи терпеть не могут Питер?

Разное
alexxlab

15 простых вещей, которые в Москве и Петербурге называют по-разному

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Привет! Меня зовут Паша, я родился и вырос в Санкт-Петербурге, но уже 10 лет живу в Москве и так и не разучился говорить таксистам: «Остановите, пожалуйста, у следующей парадной». А когда дома у коренных москвичей я прошу, к примеру, поварешку или латку, то они смотрят на меня с изумлением, словно я общаюсь с ними на инопланетном языке. Но все эти слова я с детства слышал от своих родителей и искренне удивлялся, когда кто-то почему-то называл бадлон водолазкой.

С помощью AdMe.ru я расскажу вам, как правильно понимать петербуржцев и москвичей, а также объясню значение слов, которые используются коренными жителями Северной столицы.

1. Бадлон и водолазка

Трикотажный облегающий свитер с высоким воротом в Санкт-Петербурге все еще называют бадлоном. Это слово появилось благодаря ленинградским фарцовщикам, которые продавали заграничный трикотаж под торговой маркой Ban-Lon. И поначалу этот предмет гардероба по надписи на ярлычке называли просто «банлон», а потом как-то незаметно переделали в «бадлон».

2. Латка и утятница

Слово, которое точно вызовет изумление у москвичей, — это «латка». Так в Санкт-Петербурге называют продолговатую толстостенную миску для тушения, или просто утятницу.

3. Палка и батон (колбасы)

Многим, наверное, известно, что петербуржцы белый хлеб иногда называют булкой, а москвичи — батоном. Это французское слово жители столицы применяют и к колбасным изделиям, спрашивая у продавца «батон колбасы», в то время как жители города на Неве используют словосочетание «палка колбасы», особенно по отношению к копченым и полукопченым сортам.

4. Хабарики и бычки

В Северной столице часто можно увиде

Как отличить москвича от петербуржца

ТохаБерн
Как отличить москвича от петербуржца Автор:
03 октября 2019 00:39

Говорят, «питерцы» кардинально отличаются от москвичей. Так-ли это?

Как отличить москвича от петербуржца
Конечно, между нами есть большая разница. Например: Москвичи – динамичные и энергичные люди, у которых преобладает амбициозность, прагматизм, и в какой-то мере эгоизм. Петербуржцы – интеллигентные, самодостаточные, гостеприимные, но в тоже время сдержанные и осторожные. Образ москвича вписывается в три категории:

1. Коренной москвич, рожденный в столице как минимум в третьем поколении. Он в корне отличается от приезжих своей интеллигентностью и внутренней культурой.
2. Жители столицы, переехавшие в Москву из другого города в детстве. Именно они создают образ типичного москвича. Это активные молодые люди, занятые работой и карьерой, у которых есть время и на культурный досуг.
3. Люди, приехавшие в столицу в сознательном возрасте исключительно для реализации своих целей. Они учатся и зарабатывают деньги.

Как отличить москвича от петербуржца Образ жителя Северной столицы более целостен. Подавляющим числом респондентов идеальный петербуржец воспринимается как интеллигент и традиционалист. Качества его характера в основном положительные, среди которых преобладают доброта, отзывчивость и коммуникабельность. Но один из главных критериев, по которому петербуржцев отличают от москвичей – это отношение к деньгам. По мнению исследователей, для жителей Петербурга деньги не являются самоценностью, а служат средством для достижения более высоких целей.

Считается, что Москве, притягивающей огромное количество мигрантов свойственна высокая степень толерантности. А Санкт-Петербург, по их мнению, наоборот более нетерпим ко всему чужеродному. Стиль жизни Несмотря на то, что и Москва, и Санкт-Петербург - современные мегаполисы, они воспринимаются представителями различных целевых групп антиподами. Жизнь в Северной столице размеренная, стабильная и спокойная, а в Белокаменной напротив – динамичная, суетливая и даже агрессивная. По отношению к Северной столице респонденты неоднократно упоминали выражение «окно в Европу», комментируя, что для жителей Петербурга свойственна тяга к западноевропейскому укладу жизни с его предсказуемостью и постоянством.

Как отличить москвича от петербуржца Москву же больше воспринимают как «центр торговли» с тенденцией к новизне и маргинальности. В характеристиках Санкт-Петербурга часто встречалось название «культурная столица», что обосновывается статистикой: петербуржцы чаще москвичей посещают музеи, выставки и концерты.
Кроме того, жители Петербурга отмечают отсутствие среди населения своего города «перманентного состояния веселости», сходясь во мнении, что каждый живет сам по себе. Петербуржцы любят пребывать наедине со своими проблемами и радостями. Данные опросов показывают, что значительная часть жителей Первопрестольной не прочь развлечься в больших, шумных и зачастую малознакомых компаниях, в то время как петербуржцы предпочитают провести свободное время в тесном кругу близких людей.
А как считаете вы?

Источник:

Ссылки по теме:

Как отличить москвича от петербуржца

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:

Новости партнёров

Как питерцы отличаются от москвичей — Рамблер/новости

Говорят, жители Петербурга кардинально отличаются от москвичей. Опираясь на исследования, попробуем понять, так ли это.

Психологические портреты

Представители компании «КОМКОН-СПб» на основании исследования различных целевых групп попытались составить психологический портрет москвича и петербуржца. Результаты выявили в определенной степени противоположные образы.

Москвичи — динамичные и энергичные люди, у которых преобладает амбициозность, прагматизм, и в какой-то мере эгоизм. Петербуржцы — интеллигентные, самодостаточные, гостеприимные, но в тоже время сдержанные и осторожные. Образ москвича вписывается в три категории: 1. Коренной москвич, рожденный в столице как минимум в третьем поколении. Он в корне отличается от приезжих своей интеллигентностью и внутренней культурой. 2. Жители столицы, переехавшие в Москву из другого города в детстве. Именно они создают образ типичного москвича. Это активные молодые люди, занятые работой и карьерой, у которых есть время и на культурный досуг. 3. Люди, приехавшие в столицу в сознательном возрасте исключительно для реализации своих целей. Они учатся и зарабатывают деньги.

Образ жителя Северной столицы более целостен. Подавляющим числом респондентов идеальный петербуржец воспринимается как интеллигент и традиционалист. Качества его характера, в основном, положительные, среди которых преобладают доброта, отзывчивость и коммуникабельность.

Но один из главных критериев, по которому петербуржцев отличают от москвичей — это отношение к деньгам. По мнению исследователей, для жителей Петербурга деньги не являются самоценностью, а служат средством для достижения более высоких целей.

Любопытно, но опрошенные отмечают, что Москве, притягивающей огромное количество мигрантов, свойственна высокая степень толерантности. А Санкт-Петербург, по их мнению, наоборот более нетерпим ко всему чужеродному.

Стиль жизни

Несмотря на то, что и Москва, и Санкт-Петербург — современные мегаполисы, они воспринимаются представителями различных целевых групп антиподами. Жизнь в Северной столице размеренная, стабильная и спокойная, а в Белокаменной напротив — динамичная, суетливая и даже агрессивная.

По отношению к Северной столице респонденты неоднократно упоминали выражение «окно в Европу», комментируя, что для жителей Петербурга свойственна тяга к западноевропейскому укладу жизни с его предсказуемостью и постоянством.

Москву же больше воспринимают как «центр торговли» с тенденцией к новизне и маргинальности. В характеристиках Санкт-Петербурга часто встречалось название «культурная столица», что обосновывается статистикой: петербуржцы чаще москвичей посещают музеи, выставки и концерты.

Кроме того, жители Петербурга отмечают отсутствие среди населения своего города «перманентного состояния веселости», сходясь во мнении, что каждый живет сам по себе. Петербуржцы любят пребывать наедине со своими проблемами и радостями.

Данные опросов показывают, что значительная часть жителей Первопрестольной не прочь развлечься в больших, шумных и зачастую малознакомых компаниях, в то время как петербуржцы предпочитают провести свободное время в тесном кругу близких людей.

Лингвистика

Лингвисты отмечают, что несмотря на постепенно стирающуюся разницу между столицами, пока еще существуют особенности московского и петербургского говора. В частности в петербургской устной речи обращается внимание на манеру «говорить как пишется».

Речь москвича более свободна и избирательна. Но, например, филолога Марию Каленчук настораживает, что в Москве появилось слишком много носителей другой нормы произношения: «Страшно, когда меняется слой населения, который воспринимается как носитель языка».

В то же время исследователи отмечают влияние петербургского говора на московский. Это приводит к постепенному уходу смягчающего произношения, к примеру, в таких словах как «яичница» или «скучно», где «ш» заменяется на «ч». Согласно результатам лингвистических исследований, 92% опрошенных москвичей при произношении слова «шинель» не заменили «е» на традиционное для Москвы «э». А слово «дождь» 86% опрошенных в Первопрестольной произнесли как «дошть», вместо популярного ранее «дощщь». Респонденты Санкт-Петербурга произнесли «дошть» в 74% случаев.

Однако в отличие от петербуржцев, практически все опрошенные москвичи в слове «конечно» произносят «ш». Пока еще устойчивым, преимущественно у возрастных жителей столицы, остается «аканье».

Несхожесть в разговорной речи между жителями двух столиц заметна при употреблении слов, обозначающих один и тот же предмет. Вот некоторые из лексических различий: подъезд/парадная, шаурма/шаверма, бордюр/поребрик, проездной/карточка, батон/булка, палатка/ларёк, курица/кура.

Креативность

Маркетологи утверждают, что жители Санкт-Петербурга «не категоричны, склонны к рефлексии и плюрализму». Именно поэтому они отвергают агрессивную рекламу и демонстрацию в ней ярких эмоций. Производители рекламы нашли другой подход к жителям Северной столицы, в котором больше креативности чем навязчивости.

«Наши рекламисты ощущают свою принадлежность к Питеру как некую особенность», — считает гендиректор «IQ Marketing-Санкт-Петербург» Александра Товстик. А PR&Promo-специалист агентства Global Point Яна Зяблина отмечает, что «в работе питерских рекламистов больше творчества, чем коммерции».

Исследуя рекламный бизнес Москвы, специалисты отметили некоторую его односторонность и шаблонность, в отличие от питерского. Наталья Степанюк, гендиректор IQ Marketing обращает внимание на то, что москвичи стали заметно чаще «черпать вдохновение и идеи из культурной столицы».

«Когда речь идет о новых разработках в области товаров и услуг для молодежной аудитории, то очень важно «поймать из воздуха» тренды. Так случилось, что воздух Северной столицы ими больше насыщен», — заключат специалист.

Сами петербуржцы отмечают свою изобретательность и нестандартный подход к решению жизненных проблем. Это им помогает придумывать и воплощать самые неожиданные идеи. Можно утверждать: то, что сейчас в тренде в городе на Неве, скоро будет и в Москве.

Культура потребления

Центр стратегических исследований «Росгосстраха» пришел к выводу, что петербуржцы гораздо рациональнее тратят деньги, чем москвичи, что отчасти связано с более низким уровнем их материального обеспечения. Исследователи отмечают, что в Москве больше «карьеристов» и «гедонистов», на которых рассчитаны престижные бренды.

Марина Скульская, арт-директор торгового дома «Балтийский» скромные потребительские запросы петербуржцев видит не в желании сэкономить, а в том чтобы «поторговаться» и добиться для себя дополнительных знаков внимания, выражающихся в скидках или в карте постоянного покупателя.

Различные исследовательские группы отмечают, что еще совсем недавно характеристики потребительского поведения в Москве и Санкт-Петербурге практически совпадали, но с 2004 года стали расходиться. К примеру, торговый формат «дискаунтер» в Северной столице пользуется большей популярностью чем в Москве — 26% против 17%.

Маркетологи считают, что корни особенностей местного потребления нужно искать в извечной оппозиции Петербурга к Москве. Столица по-прежнему остается городом больших возможностей и перспектив.

Петербуржцы и москвичи говорят по-разному по вине Петра I

Панель против тротуара

— Москва и Петербург находятся сравнительно недалеко друг от друга, и тем не менее есть существенная разница в том, как мы говорим. Почему?

— Как известно, в ХIV веке Москва стала собирать вокруг себя русские земли. Постепенно люди съезжались в этот город, «принося» с собой различные диалекты, говоры, провинциальные наречия. Москва впитывала их, трансформируя в единый язык. С Петербургом все было иначе. Он возник сразу, родился уже со столичным статусом. Став окном в Европу для нас, он одновременно превратился в дверь для «входа» европейцев в Россию. Открыв ее, иностранцы буквально хлынули в наш город. В итоге в Петербурге возник настоящий полигон — смешение народов, рас, языков. Но только если у Москвы было время для «переработки», трансформации различных наречий, то у нашего города — нет. Поэтому он просто быстро впитывал, принимал всевозможные выражения, новые слова. И так возникла разница между московским и петербургским языком. Она сохраняется и до сих пор.

— В Москве говорят «подъезд», «бордюр», у нас — «парадная» и «поребрик». Какие еще слова нас «отличают» друг от друга?

— Их очень много. Давайте начнем с ХIХ века. Самый любопытный пример здесь — тротуар и панель. Оба этих слова появились примерно в одно время. Вот только тротуар как обозначение пешеходной части улицы пришел к нам из французского языка, а панель — из голландского. Легко догадаться, какое слово где прижилось. Так как Москве исторически была близка французская культура, там «появился» тротуар. А Петербург после Петровских реформ, напротив, больше тяготел к Голландии. Но была и еще одна причина «любви» первых петербуржцев к слову «панель». В нашем городе пешеходную часть дороги выкладывали каменными плитами, которые по-голландски так же назывались панелями. Благодаря городскому фольклору сохранился даже такой языковой монстр, как «плитуар», которым одно время пытались пользоваться ревнители русского языка. Есть даже такая частушка: «Не ходи по плитуару, не бренчи калошами. Все равно любить не буду и не сумлевайся».

Но вернемся к нашей панели. Как вы и сами знаете, есть у этого слова и некая двусмысленность, связанная со словосочетанием «пойти на панель». Поэтому петербуржцы сделали одно исключение: тротуарами они стали называть только пешеходные мостовые Невского проспекта, где зачастую и появлялись раньше «жрицы любви». Похоже, тогда существовало даже что-то вроде некоего общественного договора, согласно которому все делали вид, что Невский проспект и создан-то был исключительно для этого «дамского промысла». Вот, например, анекдот начала ХХ века: «Городовой! Не можете ли указать поблизости недорогой ресторан?» — «А вот, барышня, идите прямо по Невскому до Аничкова моста… Потом повернете обратно, до Конюшенной… От Конюшенной поверните опять к Аничкову — пока к вам не пристанет какой-нибудь господин. Вот тут вам недорогой ресторан будет совсем близко».

А все остальные пешеходные «территории», кроме Невского, петербуржцы называли «панелями». Сейчас, конечно, это слово уже ушло. Осталось оно разве что в фольклоре, в переносном смысле, для художников, готовых в любое время выйти на Невский проспект, рисуя для прохожих их портреты прямо на улице. Это и получило название: «Выйти на панель».

Похожая история, кстати, с бордюром и поребриком. Первое пришло из французского языка (bordure — «край, кромка, обрамление». — Ред.) и закрепилось в Москве. А поребрик — типично русское слово, образованное от существительного «ребро». Недаром говорят, что в Бологом — а это населенный пункт как раз между Москвой и Петербургом — заканчивается бордюр и начинается поребрик.

Арки превращаются в ворота

— Какие языки еще оказали влияние на речь петербуржцев?

— После Петровских реформ наш язык обогатился еще и немецкими словами. Ну, например, в Москве всевозможных мошенников называли жуликами. Это, кстати, древнерусское слово, образованное от существительного «жуль», что означает «вор, плут». А в Петербурге этот же контингент людей величали мазуриками. Слово произошло от немецкого «маз» — на воровском жаргоне так называли «авторитетных» людей, учителей для подрастающего поколения воров. Соответственно, мазурик — это ученик маза.

Конечно, надо понимать, что далеко не все «московские» и «петербургские» слова пришли к нам из иностранных языков. Многие придумывал сам народ. Например, в Москве, после того, как ушли в небытие гусиные перья, появилось слово «ручка». Там посчитали, что новый письменный прибор является в некотором роде продолжением руки. В Петербурге же ручку первое время называли вставочкой. Поскольку стержень вставляли в специальную палочку со щелью.

Есть и еще примеры. В Петербурге мы входим в арку, в Москве — в ворота. Это различие объясняется тем, что наш город строился в качестве столицы. Для управления государством, а не для жизни. Отсюда огромное количество дворцов, казарм, министерских зданий и, конечно, всевозможных арок. Кстати, сейчас, судя по всему, в Петербурге набирает популярность слово «ворота». Возможно, потому что арки во многие жилые дома закрываются на кодовые замки. И фактически превращаются в те самые московские ворота. Перед зданиями у нас стоят скамейки (раньше их еще называли «ленинградскими диванами» из-за довольно большого размера), а в столице — лавочки. Это провинциальное слово, родом, видимо, еще из старой тихой Москвы. В магазины во времена СССР москвичи ходили с сеткой, а ленинградцы — с авоськой. Как известно, в Советском Союзе был дефицит многих товаров. И, выходя на улицу, люди в любом случае брали с собой какую-либо сумку, надеясь по пути оказаться на случайной распродаже. И говорили, шутя: «Авось, что-нибудь найду». Постепенно это выражение сократилось до авоськи.

Гляделки проиграли очкам

— Вы говорили, что в Петровские времена мы активно заимствовали иностранные слова. Сейчас происходит то же самое. Для русского языка опасны эти заимствования?

— Новые лексемы в языке появляются неслучайно, это не механический процесс. Заимствования «приходят» только при острой словарной необходимости, когда возникает какое-то новое, еще не названное явление. Так было, например, со словом «киллер». В России, конечно, существовал термин «убийца». Но потом потребовалось придумать название для человека, который убивает ради денег.

Можно было назвать его наемным убийцей, но язык так устроен, что он всегда стремится к краткости. И поэтому у нас прижилось слово «киллер». Хотя, конечно, никто не вычеркивает из языка и словосочетание «наемный убийца». И это замечательно. Ведь чем больше, длиннее синонимичный ряд, тем богаче язык. Например, у нас есть греческое слово «учитель» (так, между прочим, изначально называли людей, которые сопровождали учеников, носили их вещи) и «преподаватель». И разница между этими профессиями все-таки есть, мы ее интуитивно чувствуем. Поэтому все разговоры об ограничении нашего языкового пространства, очищении его от иностранных слов не приведут ни к чему хорошему. Все подобные инициативы крайне вредны для культуры. Как только синонимичные ряды перестанут расти, можно сказать, что и культура остановилась в своем развитии.

А вот ненужные слова язык и сам отторгнет «по медицинским показаниям». Еще в 1811 году по инициативе президента Академии наук адмирала Александра Шишкова было основано общество «Беседа любителей русского слова». Его работа как раз и сводилась к охране русского языка ото всех новшеств, включая «засорение» иностранными словами. Члены этого общества считали, что «гляделки» и «мокроступы» куда лучше иноземных «очков» и «галош». Но язык оказался умнее так называемых «реформаторов» и эти курьезные новообразования просто отверг.

Как отличить москвича от петербуржца — Рамблер/новости

Говорят, «питерцы» кардинально отличаются от москвичей. Опираясь на исследования, попробуем понять, так ли это.

Психологические портреты

Представители компании «КОМКОН-СПб» на основании исследования различных целевых групп попытались составить психологический портрет москвича и петербуржца. Результаты выявили в определенной степени противоположные образы.

Москвичи — динамичные и энергичные люди, у которых преобладает амбициозность, прагматизм, и в какой-то мере эгоизм. Петербуржцы — интеллигентные, самодостаточные, гостеприимные, но в тоже время сдержанные и осторожные. Образ москвича вписывается в три категории: 1. Коренной москвич, рожденный в столице как минимум в третьем поколении. Он в корне отличается от приезжих своей интеллигентностью и внутренней культурой. 2. Жители столицы, переехавшие в Москву из другого города в детстве. Именно они создают образ типичного москвича. Это активные молодые люди, занятые работой и карьерой, у которых есть время и на культурный досуг. 3. Люди, приехавшие в столицу в сознательном возрасте исключительно для реализации своих целей. Они учатся и зарабатывают деньги.

Образ жителя Северной столицы более целостен. Подавляющим числом респондентов идеальный петербуржец воспринимается как интеллигент и традиционалист. Качества его характера в основном положительные, среди которых преобладают доброта, отзывчивость и коммуникабельность.

Но один из главных критериев, по которому петербуржцев отличают от москвичей — это отношение к деньгам. По мнению исследователей, для жителей Петербурга деньги не являются самоценностью, а служат средством для достижения более высоких целей. Любопытно, но опрошенные отмечают, что Москве, притягивающей огромное количество мигрантов свойственна высокая степень толерантности. А Санкт-Петербург, по их мнению, наоборот более нетерпим ко всему чужеродному.

Стиль жизни

Несмотря на то, что и Москва, и Санкт-Петербург — современные мегаполисы, они воспринимаются представителями различных целевых групп антиподами. Жизнь в Северной столице размеренная, стабильная и спокойная, а в Белокаменной напротив — динамичная, суетливая и даже агрессивная. По отношению к Северной столице респонденты неоднократно упоминали выражение «окно в Европу», комментируя, что для жителей Петербурга свойственна тяга к западноевропейскому укладу жизни с его предсказуемостью и постоянством.

Москву же больше воспринимают как «центр торговли» с тенденцией к новизне и маргинальности. В характеристиках Санкт-Петербурга часто встречалось название «культурная столица», что обосновывается статистикой: петербуржцы чаще москвичей посещают музеи, выставки и концерты.

Кроме того, жители Петербурга отмечают отсутствие среди населения своего города «перманентного состояния веселости», сходясь во мнении, что каждый живет сам по себе. Петербуржцы любят пребывать наедине со своими проблемами и радостями. Данные опросов показывают, что значительная часть жителей Первопрестольной не прочь развлечься в больших, шумных и зачастую малознакомых компаниях, в то время как петербуржцы предпочитают провести свободное время в тесном кругу близких людей.

Лингвистика

Лингвисты отмечают, что несмотря на постепенно стирающуюся разницу между столицами, пока еще существуют особенности московского и петербургского говора. В частности в петербургской устной речи обращается внимание на манеру «говорить как пишется».

Речь москвича более свободна и избирательна. Но, например, филолога Марию Каленчук настораживает то, что в Москве появилось слишком много носителей другой нормы произношения: «Страшно, когда меняется слой населения, который воспринимается как носитель языка». Результат — уже устоявшие искажения, например, при образовании множественного числа: «бухгалтерА», «инженерА», «договорА».

В то же время исследователи отмечают влияние петербургского говора на московский. Это приводит к постепенному уходу смягчающего произношения, к примеру, в таких словах как «яичница» или «скучно», где «ш» заменяется на «ч». Согласно результатам лингвистических исследований, 92% опрошенных москвичей при произношении слова «шинель» не заменили «е» на традиционное для Москвы «э». А слово «дождь» 86% опрошенных в Первопрестольной произнесли как «дошть», вместо популярного ранее «дощщь». Респонденты Санкт-Петербурга произнесли «дошть» в 74% случаев.

Однако, в отличие от петербуржцев, практически все опрошенные москвичи в слове «конечно» произносят «ш». Пока еще устойчивым, преимущественно у возрастных жителей столицы, остается «аканье». Несхожесть в разговорной речи между жителями двух столиц заметна при употреблении слов, обозначающих один и тот же предмет. Вот некоторые из лексических различий: подъезд/парадная, шаурма/шаверма, бордюр/поребрик, проездной/карточка, батон/булка, палатка/ларёк, курица/кура.

Креативность

Маркетологи утверждают, что жители Санкт-Петербурга «не категоричны, склонны к рефлексии и плюрализму». Именно поэтому они отвергают агрессивную рекламу и демонстрацию в ней ярких эмоций. Производители рекламы нашли другой подход к жителям Северной столицы, в котором больше креативности чем навязчивости.

«Наши рекламисты ощущают свою принадлежность к Питеру как некую особенность», — считает гендиректор «IQ Marketing-Санкт-Петербург» Александра Товстик. А PR&Promo-специалист агентства Global Point Яна Зяблина отмечает, что «в работе питерских рекламистов больше творчества, чем коммерции». Исследуя рекламный бизнес Москвы, специалисты отметили некоторую его односторонность и шаблонность, в отличие от петербуржского. Наталья Степанюк, гендиректор IQ Marketing обращает внимание на то, что москвичи стали заметно чаще «черпать вдохновение и идеи из культурной столицы».

«Когда речь идет о новых разработках в области товаров и услуг для молодежной аудитории, то очень важно «поймать из воздуха» тренды. Так случилось, что воздух Северной столицы ими больше насыщен», — заключат специалист. Сами петербуржцы отмечают свою изобретательность и нестандартный подход к решению жизненных проблем. Это им помогает придумывать и воплощать самые неожиданные идеи. Можно утверждать: то, что сейчас в тренде в городе на Неве, скоро будет и в Москве.

Культура потребления

Центр стратегических исследований «Росгосстраха» пришел к выводу, что петербуржцы гораздо рациональнее тратят деньги чем москвичи, что отчасти связано с более низким уровнем их материального обеспечения. Исследователи отмечают, что в Москве больше чем в Петербурге «карьеристов» и «гедонистов», на которых рассчитаны престижные бренды.

Марина Скульская, арт-директор торгового дома «Балтийский» скромные потребительские запросы петербуржцев видит не в желании сэкономить, а в том чтобы «поторговаться» и добиться для себя дополнительных знаков внимания, выражающихся в скидках или в карте постоянного покупателя. Различные исследовательские группы отмечают, что еще совсем недавно характеристики потребительского поведения в Москве и Санкт-Петербурге практически совпадали, но с 2004 года стали расходиться. К примеру, торговый формат «дискаунтер» в Северной столице пользуется большей популярностью чем в Москве — 26% против 17%.

Маркетологи считают, что корни особенностей местного потребления нужно искать в извечной оппозиции Петербурга к Москве. Столица по-прежнему остается городом больших возможностей и перспектив. Именно сюда едут за легкими деньгами. А в Петербурге «транжирство» не в чести.

14 отличий петербуржцев от москвичей | Из Москвы

Разговоры на ходу, врожденная элегантность, хронический гайморит и другие приметы коренного жителя Петербурга.

ТРАНСПОРТНЫЙ НАЛОГ в Петербурге выше, чем в Москве, он вообще самый высокий в России. Зато петербуржцы запросто получают шенгенскую мультивизу в финском консульстве, написав в анкете, что собираются ездить в Финляндию за покупками.

В МОСКОВСКОМ СУПЕРМАРКЕТЕ петербурженке предлагают говорить громче и быстрее. В петербуржском супермаркете думают, что москвич хочет им что-то продать. В московском метро так целеустремленно бегут к свободному месту, что петербуржец понимает: в этом городе колебаться нельзя.

ПЕТЕРБУРЖЦЫ ЛЮБЯТ ГУЛЯТЬ ПО ГОРОДУ, москвичи тоже любят гулять по этому же городу, по Москве гулять не любит никто. Не дальше, чем от подъезда до машины, от машины до клуба, бара, ресторана. Разговоры на ходу в Москве не приняты, потому что перемещение в пространстве пешком — это то временное состояние, из которого все хотят выйти как можно скорее.

ЧТОБЫ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ МОСКВИЧОМ, достаточно прожить в Москве несколько лет. Чтобы стать петербуржцем, нужно родиться им в третьем поколении.

КОРЕННОЙ МОСКВИЧ вполне может сказать: «Я не люблю Москву», и никто его за это не осудит, коренной петербуржец своих чувств прямо не выражает, но услышав, что кто-то оскорбительно сравнил его город со Стокгольмом, затаивает злобу.

ПЕТЕРБУРЖЕЦ НЕДОУМЕВАЕТ, как это в Москве все послушно выстраиваются в очередь перед передней дверью автобуса с турникетом, — он привык к кондуктору, который подойдет к нему сам, пока он с комфортом висит на поручне.

ПЕТЕРБУРЖСКАЯ БОЛЕЗНЬ — хронический гайморит. Московская болезнь — хронический стресс. При переезде взаимно обогащаются.

МОСКОВСКАЯ ДИСКУССИЯ о том, где хорошие сырники и до скольких их подают, петербуржцу непонятна. Завтраками он интересуется в последнюю очередь, да и вообще ест реже и меньше, чем москвич. Предложение от московских друзей встретиться в 9 утра за завтраком воспринимает стоически, но опаздывает на полчаса, потому что лег в пять, а перед тем как лечь, думал и курил.

МИФИЧЕСКАЯ ЭЛЕГАНТНОСТЬ петербуржцев происходит не от хорошей жизни. Принцип сложился еще до войны: носить темное, не надевать белый воротничок, не выглядеть буржуазно. «Бывшие» боялись выделяться. И до сих пор петербуржец старается сделать костюм минималистичным. Москвичи хотят быть нарядными, и плевать они хотели на климат, покупая розовые туфли.

В МОСКВЕ ПРИНЯТО собирать разношерстные компании малознакомых людей. В Петербурге собираются узким кругом «своих», этих «своих» везде тащат с собой, если впереди замаячило благо.

ПЕТЕРБУРЖСКИЕ ТЕАТРАЛЫ покупают билеты на третий ярус, чтобы не тратить на партер 6 тысяч, которых у них все равно нет. Перед третьим звонком бегут в кассу, спрашивают, какие места не проданы, несутся в партер и плюхаются на них. В Москве свободных мест не бывает.

ПЕТЕРБУРЖЕЦ ВОЗМУЩАЕТСЯ, когда кто-то из местных путается в названиях «Съездовская» – «Съезжинская». Переехав в Москву, заявляет: да тут все понаехавшие, дорогу спросить не у кого, и ничего в этом плохого нет.

И МОСКВИЧИ, И ПЕТЕРБУРЖЦЫ ругают свои дороги и пробки одними и теми же словами. Но, оказавшись в Москве, петербуржец понимает, что диалог «Где вы живете? — В пробке на Кутузовском» вполне достоверен.

ПЕТЕРБУРГ — ЭТО НЕ ГОРОД, А СЕКТА. Город небольшой, поэтому одной футбольной команды достаточно. Все болеют за «Зенит» и сидят «ВКонтакте». Москвичи не страдают болезненным патриотизмом.

Пончик - это не пышка. Почему москвичи и петербуржцы говорят по-разному? | КУЛЬТУРА

Подходит к концу 2019-й, объявленный ООН Международным годом языков коренных народов. На территории России говорят на 151 наречии, однако подавляющее большинство граждан страны - свыше 95% - общаются на русском. Об особенностях речи жителей Москвы, Петербурга и других регионов страны рассказал историк, библиофил, кандидат филологических наук Макс Минин.

«Булошная и «бассэйн»

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: В Европе - Италии, Испании, Франции - жители соседних регионов могут не понимать друг друга, поскольку наряду с единым «официальным» языком сильно развиты диалекты или даже существуют самостоятельные языки, как, например, в Каталонии. В России, в каком бы регионе вы не оказались, местная речь по большей части будет вам понятна. И, тем не менее, мы говорим по-разному. Почему так происходит?

Макс Минин: С одной стороны, русский язык прочно связывает нас, россиян. С другой - разделяет, точно указывая на особенности речи и давая понять, откуда собеседник родом. По всей России кто-то «гэкает», «окает», «шокает», «акает», «цокает», «чокает», «ыкает» и «якает».

Прокатившись от Питера (кстати, вполне приемлемое название Северной столицы) до Сочи, мы можем услышать разнообразные диалекты и фонетические особенности русского языка. Однако если с вами в поезде устроился коренной петербуржец - считайте, повезло, вы услышите абсолютную языковую норму, четкое проговаривание звуков, литературный стиль и никакого говора. Например, слова «булочная», «бассейн», «конечно» произносятся так же, как и пишутся. Однако москвичи норовят сказать «булошная», «бассэйн», «конешно»…

При этом «лексикон» двух столиц остается неизменным. Вспомним уже приевшиеся всем диалектизмы: парадные и подъезды, поребрики и бордюры, карточки и проездные, сахар и песок, хабарики (что верно) и бычки, труба и мобила…

Но давайте, например, остановимся на слове пышка, которая в Москве - пончик. Берем словарь Ожегова, и видим, что пончик - это круглый, жаренный в кипящем жире пирожок с вареньем или повидлом, а пышка - круглая булочка. Так что здесь петербуржцы правы. А вот столичное мороженое - «вафельный рожок» - безусловно, выигрывает в корректности формулировки по сравнению с абстрактным понятием «сахарная трубочка» в Петербурге. Московский вариант «курица и гречка» и петербургский «кура и греча» являются абсолютными синонимами. Хотя в Ленинграде, к слову, были в хождении оба варианта.

Фото: АиФ/ Вероника Такмовцева

«Чэбурэки и виыно»

- Почему, несмотря на географическую близость, лексика петербуржцев и москвичей исторически так отличается? Хотя, например, между столицей и Сибирью таких заметных различий нет.

- Дело в том, что в регионах остались «старомосковское произношение» и лексика, хотя сама Москва сейчас «исправилась» и вышла на нормы. Петербург же всегда отличался от других. Он был столицей, которая притягивала людей науки и культуры. Соответственно, образовалась элита, а с ней и статусный грамотный русский язык. Речевые обороты, отличный от других лексикон, книжная речь и риторика. В Москве «пошто», а у нас «зачем» - вот пример тех времен!

- А если говорить о юге России, где действительно очень колоритный язык?

Людмила Вербицкая умерла на 84-м году жизни. - Кто всех понимает с полуслова, так это сочинцы, где замес «южного» говора безграничен: кубанский диалект, украинский язык, армянские юмор и идиомы, абхазские просторечия и сочинские панибратство и открытость, мягкость климата, паломничество со всей страны. Все это придает неповторимый колорит языку, который мы впитываем на отдыхе. Сразу предупрежу, что сочинцы больше всего обижаются, когда мы произносим - в «Сочах». Местные недооценивают, что, возможно, это и безграмотно, но зато с любовью!

«Коняк», «чьяча», «виыно», «чэбурэки», «чйурчхэлла» - именно в такой интерпретации в лабиринтах Адлера мы можем узнать, где продают драгоценные на отдыхе напитки и кушанья.

К слову, об анахроничном слове «кушать», которое вдруг захватило эпидемией все регионы и употребляется почем зря, без оглядки. Если вы не хотите прослыть невеждой, есть одно хитрое правило, говорите только - «кушать подано» и не ошибетесь. В остальном употребляйте слово «есть» и его синонимы.

Еще она отличительная черта - уменьшительно-ласкательная форма, присущая югу России и Уралу. На самом деле, она пришла в города из деревень, а там, в свою очередь, цепочка такой речи тянется еще со времен крепостного права. Коренные москвичи и петербуржцы никогда не скажут - детки, мамочки, донечка, сыночка, доча, дочурка.

Можно провести и аналогию в употреблении слов «дядя» и «тетя» по отношению к взрослым. Переселенцы в Москву послевоенного периода принесли традицию называть так всех посторонних. А ведь если вдуматься, то дяди и тети - исключительно родственники. Говорить на улице: «Посмотри, тетя идет» - фамильярно. Есть море синонимов. Только, умоляю, не «женщина». Это грубое, обидное обращение к любой даме. Я бы сказал «девушка», «дама», «барышня», «мадам», «милое создание» в конце концов. И раз мы заговорили о фамильярности, напомню: ни один москвич или петербуржец не будет тыкать, даже первоклашке. А вот на юге это норма, что скорее не амикошонство (бесцеремонное обращение), а просто люди хотят быть ближе и роднее.

Занятный случай по столкновению диалектов произошел со мной в Туапсе. Глядя искоса на нас с женой, милая девушка из Уфы не выдержала и спросила «А что у вас за странный говор?». Ленинградское чистое и четкое выговаривание звуков вызвало у нее удивление.

Чем вредна брань?

- Сегодня расстояние между Петербургом и Москвой можно преодолеть за считанные часы. Границы стираются. Отражается ли это на языке?

Языковая система развивается по своим законам, на которые мы мало можем повлиять. Язык сам возьмёт нужное, а остальное отправит в архив. - Действительно, происходит стирание границ между Петербургом и Москвой, а значит, и языковые нормы меняются, но остаются приоритетными для страны. Сегодня в двух столицах каноны разговорной речи задают все же не коренные жители, а прибывшие со всех уголков нашей необъятной Родины. Например, когда в Москве в очереди слышу - «Вы крайний?», я точно знаю, что человек вырос не в златоглавой. Слово «крайний» в русском языке носит специфическое значение. Так, крайний есть в шеренге солдат. Употребляют это слово суеверные летчики и парашютисты - «крайний рейс или прыжок». А вот у очереди есть начало и конец, поэтому единственно правильно спросить: «Вы последний?».

Не скажет петербуржец слово «консерва», потому что его просто не существует - есть консервы. А в регионах это вполне приемлемый вариант. В Москве еще любят говорить «консэрвы».

Теперь о грустном. В последнее время стилистический уровень разговорной речи у нас снизился, грубость и просторечия слышны повсюду. Книжно-литературный стиль уходит в прошлое. В связи с низким словарным запасом в моду вошла обсценная лексика. Экспансия мата обуславливается просто - одним бранным словом можно заменить пять незнакомых литературных, а одним идиоматическим похабным выражением - целый абзац образцового литературного слога!

Пусть простит меня Шнур, но я считаю, что мат разлагает, влияет на здоровье, наносит вред окружающим. Хотя считаю Сергея высокоинтеллектуальным, образованным и начитанным человеком, а мат в его речи - скорее предмет пиара. Русский язык так разнообразен и велик! И наша задача - правильно им распорядиться и поражать богатством речи.

Related Post