Кирпич человек – Книга: «Люди и кирпичи. 10 архитектурных сооружений, которые изменили мир» — Том Уилкинсон. Купить книгу, читать рецензии | Bricks and Mortals. The Story of Our Lives in Ten Buildings | ISBN 978-5-91671-437-1

Разное
alexxlab

обжигаясь — твердеет ▷ Socratify.net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Думайте как мудрый человек, но общайтесь на языке людей.

Уильям Батлер Йейтс (9)

Человек есть не что иное, как ряд его поступков.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (50+)

Человек должен не слышать, как его любят, а чувствовать. Послушать можно и радио.

Неизвестный автор (1000+)

Средний человек озабочен тем, как бы ему убить время, человек же талантливый стремится его использовать.

Артур Шопенгауэр (100+)

Человек, который знает, как, всегда будет иметь работу. Человек, который знает, почему, всегда будет его начальником.

Аланис Мориссетт (7)

Человек вырастает по мере того, как растут его цели.

Иоганн Фридрих Шиллер (100+)

Обычный человек думает, как бы провести время. Умный же человек думает о том, как его использовать.

Неизвестный автор (1000+)

Человек страдает не столько от того, что происходит, сколько от того, как он оценивает происходящее.

Мишель де Монтень (100+)

Странно, как много думает человек, когда он в пути. И как мало, когда возвратился.

Триумфальная арка (Эрих Мария Ремарк) (100+)

О том насколько счастлив человек можно судить по тому, как он спешит к себе домой.

Неизвестный автор (1000+)

Книга недели: «Люди и кирпичи»

Книги следует читать так же неторопливо и бережно, как они писались. Редакция «Популярной механики» знакомит вас с новинками российского научно-популярного рынка. На этой неделе нас заинтересовала книга журналиста Тома Уилкинсона — «Люди и кирпичи. 10 архитектурных сооружений, которые изменили мир» издательства «Альпина Нон-фикшн».

Книга: «Люди и кирпичи. 10 архитектурных сооружений, которые изменили мир»

Оригинальное название: Bricks & Mortals. Ten Great Buildings and the People They Made

Автор: Том Уилкинсон

Вышла: 2015 год

От безумной медицины прошлого до поисков бессмертия: 5 лучших книг

Издательство: Альпина Нон-фикшн

Язык: русский (пер. с английского)

Об авторе

Нет, это не тот Том Уилкинсон, который играл в «Вечном сиянии чистого разума» и «Одиноком рейнджере». Наш автор хотя и теряется в поисковике, уступая своему театрально-кинематографическому тезке, является персоной не менее интересной. Том — редактор раздела «Истории» в журнале Architectural Review, а параллельно он занимается преподавательский деятельностью — ведет историю искусств в Университетском колледже Лондона и в Галерее института Курто.

О книге

Первое, что должно быть в книге об архитектуре — это иллюстрации и фотографии, но в «Людях и кирпичах» их подозрительно мало. Читая, хочется посмотреть изнутри и снаружи на описываемые конструкции — на завод, который Альберт Канон построил для Генри Форда, на прозрачный фасад Пионерского лечебно-оздоровительного центра в Лондоне, на детали других сооружений, описываемых Уилкинсоном.

Уилкинсон прекрасно показал, как архитектура может формировать людей, построивших различные здания, а также живших или трудившихся в них. Каждый из архитектурных очерков Уилкинсона раскрывает одну из тем: Вавилонская башня — это сила, Золотой дом — мораль, Джингереберская мечеть — память, Палаццо Ручеллаи — бизнес, завод Генри Форда — работу и так далее.

Только вот опираться на визуальную составляющую вам придётся с планшетом под рукой. Отслеживая авторские описания, лучше всего параллельно «гуглить» изображения зданий за крайней нехваткой их в самой книге.

Об издании

Как было сказано выше — книга больше предназначена для чтения, рассматривать в ней практически нечего, вопреки сложившимся стереотипам, связанным с архитектурными изданиями. В конце каждой главы есть раздел «Дополнительная литература», а примечания вынесены в конец всей книги, там же разместились предметные указатели и избранная библиография. Тираж невелик, всего 2000 экземпляров, поэтому поспешите, подобные издания на прилавках не залеживаются.

Информация о книге на сайте издательства.

Люди и кирпичи. 10 архитектурных сооружений, которые изменили мир

Том Уилкинсон - редактор исторического отдела в журнале "Architectural Review". Это доказывает, что автор кое-что смыслит и в архитектуре, и в истории. В книге "Люди и кирпичи" он работает на стыке двух тем, пытаясь при помощи десяти эссе показать, как архитектура может самым неожиданным образом влиять на различные сферы человеческой жизни.

Эссе получились очень разными. От некоторых было невозможно оторваться, некоторые вызвали ряд вопросов, некоторые остались непонятыми. Лично мне больше всего понравились рассуждения об архитектуре как символе власти (на примере Вавилонской башни), архитектуре как символе организации общества (на примере заводов Форда) и, конечно, о том, как соотносятся архитектура и мораль заказчика (на примере знаменитого "Золотого дома" Нерона и гитлеровских автобанов). Интересно, что большинство из этих эссе располагаются в начале книги, тогда как все, что "зашло" похуже, размещено в конце. Особенно слабыми и невразумительными мне показались рассуждения об архитектуре и здравоохранении на примере финсберийской лечебницы, ну и о том, как соотносятся архитектура и интим на примере дома в Кап-Мартене.

По идее, книга должна была стать этаким архитектурным "Гением места", или, если использовать более свежее сравнение, архитектурной "Географией гениальности". Однако достаточно быстро становится ясно, что Тому Уилкинсону, при всем уважении, далековато до мастерства Вайля и Вейнера. Вроде и фактуры интересной он приводит немало, и рассуждения у него довольно оригинальные, и юмор местами неплохой, а вот не цепляет. В том числе и потому, что автор питает нездоровое пристрастие к огромным предложениям длиной в 6-7 строк - из-за обилия таких предложений книга идет туго, а к середине начинает вызывать сдавленное раздражение.

Поэтому ставлю 3/5. Хотя тут же делаю оговорку насчет того, что в какой-то другой момент, возможно, книга Уилкинсона меня бы потрясла и получила "пятерку". Ведь все наши оценки и рецензии, так или иначе, очень сильно зависят от того, в каком состоянии мы знакомились с книгой, каким было наше настроение, готовы ли мы были к восприятию конкретного произведения в конкретный момент. Вот я на этой неделе, видимо, был совсем не готов ко встрече с архитектурой, и потому остался недоволен. Но это вовсе не означает, что вам не стоит обратить внимания на эту работу!

Бог, кирпич или человек | Кот Шрёдингера

Сначала человек создавал новые технологии — палку-копалку, канализацию, лебёдку — и как-то не думал, что однажды они изменят будущее. Нашим предкам было не до рефлексии. Мамонт убегал. Зима приближалась. Рабы бунтовали. Боги обижались. Слишком много дел. Расслабленные греки, правда, философствовали, но думали всё равно не о нас, а о себе, живущих здесь и сейчас.

Средневековый крестьянин просто работал: мотыжил землю, пас скот, лепил из глины дом. Человек находил всё новые способы создавать вещи, преследуя понятные и ясные цели: прокормиться, согреться, удачно родить, выгодно продать товар, успешно перебить врагов, а если жизнь совсем малина — блеснуть в обществе. Интерес к технологиям был утилитарным.

Во-первых, будущее тогда отождествлялось с концом света и Страшным судом. Во-вторых, церковь ­следила, чтобы человек крепко стоял на земле и не забивал голову глупостями. Того же, кто порывался учинить что-​либо странное — например, препарировал вырытый на погосте труп, — прижимали к ногтю.

В-третьих, смысл технологий был понятен. Глина обжигается, чтобы сделать кирпич, который мы заложим в ­стену. Металл плавится, чтобы отлить колокол, кото­рый будет созывать народ на службу. Кожа вымачивается, чтобы сделать седло, закрепить его на лошади и поехать в город. Не человек служил вещам — вещи ­человеку.

Но находились упрямые и любопытные исследователи, которые стремились сломать чёткую картину мира. Им было мало кирпича. Они зачем-то хотели понять, откуда берётся радуга; можно ли оживить дохлую лягушку и сколько на небе звёзд.

Постепенно, пядь за пядью, человек углублялся в суть вещей. И не просто размышлял, как оно всё устроено, подобно древним философам, но экспериментировал. Например, зачем-то бросал шары с Пизанской башни. Для удовлетворения любопытства создавались всё более изощрённые инструменты: микроскопы, телескопы, химические печи.

Мир переставал быть ясным и понятным. Чем глубже продвигались одни, тем в большей темноте оставались другие. Паровая машина не кирпич: с одного взгляда не поймёшь. Технологии делались всё сложнее и в конце концов стали столь же непостижимы, сколь и бог.

Оказалось, что они тоже могут быть опасны, тоже могут одарить благами, тоже могут, если им ­преданно служить, спасать человечество — от смерти, боли, страданий, голода и холода. Человек стал ­преклоняться перед вещами, которые создал своими же руками. В XXI веке homo sapiens уже не верит ни в Посейдона, ни во второе пришествие, ни в себя. Он верит в искусственный интеллект, в интернет и роботов.

Мы вернулись к язычеству, только теперь пантеон представлен технологиями. Кто-то молится на айфон, кто-то на квантовые компьютеры, кто-то на электрические самолёты. Выбор огромен. Нам, людям, существам одновременно жестоким и сентиментальным, свойственно видеть нимб высокого смысла там, где его нет.

А ещё мы любим перекладывать ответственность на внешний разум. Зевс разберётся. Царь-батюшка рассудит. Господь воздаст. Роботы разрулят. К счастью, чтобы однажды настала блаженная пора, когда технологии решат все наши проблемы, надо ещё немного потрудиться. Лет сто-двести или триста. Может, за эти годы мы успеем осознать себя хозяевами своего настоящего и будущего. Время пока есть.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3(29) за март 2017 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»

 

Кирпич: 8 тысяч лет истории: lifestroi — LiveJournal

Как и дерево, камень издревле являлся основным строительным материалом. В каменном веке из обломков скал и валунов разной формы пещерный человек создавал строения различного назначения; до наших дней дошли менгиры, дольмены и кромлехи – каменные конструкции, использование которых носило религиозный характер. Жилища и укрепления того времени возводились из неотесанного природного камня, обломки которого накладывались без всякого порядка друг на друга. Пространство между элементами стены заполняли каменной крошкой; такие стены строились без применения раствора, что делало сооружение непрочным.


Самая старая находка, свидетельствующая о востребованности кирпичного строительства, датируется 8 тысячелетием до нашей эры. Эти кирпичи найдены на Среднем Востоке, и анализ их структуры показал, что изготавливались они из глины, грязи и смолы; бруски формировались вручную и высушивались на солнце.

Первые кирпичи были необожженными: сушка под жарким солнцем делала глину твердой, как камень. Первопроходцами в деле обжига кирпичей стали египтяне: на в изобилии сохранившихся фресках времен фараонов мы можем наблюдать, как происходил процесс изготовления кирпича и строительство из него.

Кстати, что интересно, разница между древнееегипетской стройкой и современной невелика, - разве что для переноски кирпичей использовалось коромысло, а правильность кирпичной кладки проверялась треугольником. Принцип возведения сооружений с тех пор мало изменился.

На западе в древние времена был востребован саманный кирпич: его изготавливали из пористой известковой глины с добавками минералов – кварца, смолы и пр., и эти сформированные «кирпичики» высушивали под солнцем.

Древний кирпич был плоским, а по форме напоминал квадрат. Древняя Пирамида Солнца была создана ацтеками как раз из саманного кирпича и дожила до наших дней, сохранив прекрасный внешний вид.

Примерно три тысячи лет назад произошло знаковое для строительства событие – каменную кладку строители начали скреплять раствором. Раствор изготавливался на основе известняка и применялся не только для возведения оборонительных сооружений, но и в жилом строительстве. Приблизительно в это же время стали появляться новые строительные материалы на основе глины: сырцовый кирпич из высушенной на солнце глины и глинобитные камни, изготовленные из глины и соломы.

Широко практиковалось строительство из сырого кирпича: под давлением конструкции элементы кладки слипались между собой, образуя монолитную поверхность.

На основе применения сырцового кирпича появилась технология обжига глиняных кирпичей; их клали с применением прочных растворов. Обожженный кирпич представлял собой плоские керамические плиты прямоугольной формы, размерами 31-65 см. в длину и толщиной до 10 см. Первое появление такого кирпича на территории бывшего СССР было отмечено в Причерноморье, в I-II веках до н.э.

Во времена расцвета Киевской Руси керамический кирпич, также известный как плинф, получил повсеместное распространение. Был он довольно тонкий, до 5 см: плинф большей толщины получить было затруднительно по причине весьма примитивного способа напольного обжига. В X-XII веках основная масса каменных построек на Руси возводилась из грубо обработанного природного камня; кирпич использовался только в некоторых сооружения для выравнивания кладки.

По мере развития технологии кирпичного производства кладка из глиняного кирпича с применением известкового раствора получает все большее распространение. Отличалась тогдашняя кладка большой толщиной шва: раствор для кладки изготавливался с применением толченого кирпича и отличался высокой прочностью.

До XVI в вместе с развитием технологии кирпичного строительства повсеместно продолжалось совершенствование способов кладки из тесаного природного камня.

Но к началу XVII в кирпич прочно вошел в обиход, став ведущим материалом для строительства жилых домов. Размеры кирпича уже в это время практически приблизились к современным, но различались от производителя к производителю. Уже тогда и строители, и фабриканты стали задумываться о необходимости разработки единого стандарта размеров для кирпича.

Тогдашнее производство кирпича в набивных формах было довольно кустарным, но прогресс на месте не стоял, и к началу XIX в качество кирпича заметно выросло: он получил более правильную форму, а также единообразную толщину.

Во второй половине XIX в удалось добиться выпуска единообразного сырцового кирпича: появился свод правил для казенных заводов, регламентирующий размер не сырого кирпича, а уже обожженного изделия.

«Казенный» кирпич имел размер 267х133х67 мм., и фабриканты ставили на него свое клеймо – в виде название завода либо инициалов его владельца.

Увы, форма его была неидеальной, и в процессе кладке каменщикам приходилось «играть» на толщине швов между кирпичными рядами, чтобы кладка была более-менее ровной.

Спустя почти целое столетие в Советском Союзе был установлен стандарт на кирпич, который актуален и сегодня. Благодаря развитию технической мысли, в частности, способов обжига, - с тех пор мы пользуемся кирпичом единого вида и формы, размеры которого всегда одинаковы – 250х120х65 мм.

К сожалению, от технологий производства сильно отставали способы каменной кладки: еще в 20-х годах прошлого века работа каменщика была нерациональной настолько, что требовала несоразмерных результату трудозатрат.

Например, для обеспечения эстетичной перевязки швов по вертикали в то время делали предварительную кладку насухо, без применения раствора, - так каменщик «примерялся». В 30-х годах считалось необходимым также заполнение раствором вертикальных швов каменной кладки, - что гарантировало непродуваемость: работа эта была кропотливой, и требовала много времени и сил. Но к середине прошлого века были разработаны новые способы укладки кирпича, которые позволяли уменьшить трудозатраты за счет осуществления перевязки швов без предварительной сухой кладки и делали излишним заполнение вертикальных швов.

Интересен способ подноса кирпичей: его осуществляли «козоносы», рабочие, которые перемещали кирпич в специальной емкости с ножками, которая крепилась на спину.

Кладка, кстати, выполнялась каменщиком без привлечения подсобных рабочих: мастер одновременно правой рукой набрасывал на стену раствор, а левой – брал кирпич с подмостков.

Несмотря на низкий уровень развития технологий каменной кладки до середины века, некоторые тогдашние приемы пользуются успехом и поныне. В частности, чтобы разбить кладку по высоте, использовались специальные рейки, равные высоте этажа; на них наносилась разметка перемычек – оконных, подоконных, дверных и пр. Верх пола первого этажа соответствовал нулевой отметке, а дальше на каждом этаже по этой же рейке из кладки на четверть от собственной длины выпускался отдельный кирпич: от него велась разметка следующего этажа, и так далее. По окончании кладки выступающие четверти срубались.

Современный способ кладки заимствован из Америки; на основе опыта тамошних каменщиков в Советском Союзе была разработана система раскладки кирпичей в местах пересечений стен, в которой использование неполномерных элементов было минимальным.

В советское время технология кирпичной кладки была рационализирована: появились более удобные инструменты, в частности, в инвентарь каменщика вместо маленького мастерка вошла кельма – лопатка с большим полотном.

В середине прошлого века в технологии кладки для подачи, нанесения и разравнивания раствора стала применяться ковш-лопата.

Именно советские специалисты справились с главным недостатком кирпичного домостроения – сезонностью: до 40-х годов кирпичная кладка по всему миру могла выполняться только при условии положительной температуры окружающей среды, что тормозило скорость строительства. Но благодаря использованию подогретого раствора, противоморозных добавок, пластификаторов и появлению холодоустойчивых растворов, кирпичная кладка как в России, так и во всем мире может осуществляться круглый год.

Начиная с 50-х годов прошлого века технологии кирпичной кладки остались практически неизменными. Да, появляются новые растворы и добавки, повышающие эксплуатационные характеристики кирпичного дома, - но способ самой кладки, а также применяемые инструменты, используются те же, что и более полувека назад.

Читайте также интересное в блоге:

Очаровательная старая Москва
Как перестраивалась Москва
Сталинские высотки - символ, украшающий столицу
Яффо - самый древний город на земле
Цфат – город алхимиков, мистиков и потрясающей архитектуры
Как Эйфелеву башню на металлолом продали
История одного мошенничества: самый маленький небоскреб
Архитектурные путешествия: в гостях у итальянского хоббита
Архитектурные путешествия: необычная Португалия
Архитектурные путешествия: лучшие городские лестницы
Архитектурные путешествия: Саленто

Постоянная рубрика хенд-мейд:

Дом за 7 часов
Как превратить старый хлам в полезные вещи?
Хенд-мейд: настольная лампа руками ребенка
Хенд-мейд: простой абажур своими руками

Подписаться в три клика на обновления моего блога в жж - невероятно просто, но зато читать каждый день невероятно приятно! Я именно тот блогер, которого очень не хватает топу:)

Также можно подписаться в твиттере и в вк.

Related Post