Декоратор марат ка – МРАМОРНАЯ ПОВЕРХНОСТЬ КИСТЯМИ. МАСТЕР-КЛАСС МАРАТА КА – Программа «Фазенда»

Декор
admin

Содержание

Марат Ка — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мара́т Ка (настоящее имя — Марат Кушелман[1], род. 9 февраля 1970) — российский декоратор, дизайнер, архитектор, телевизионный ведущий. Автор методологических и научно-популярных изданий по теории и практике декорирования. Создатель оригинальной цветовой системы координат[2] и универсального подхода к проектированию интерьеров.

Псевдоним «Ка» появился случайно, когда редактор телеканала НТВ неправильно сократил фамилию декоратора.

Марат Ка родился в Москве в семье математика и театрального критика. Архитектурное образование получил в Нью-Йорке в 1989—1994 годах. Является учеником известного колориста Дональда Кауфмана[3] и керамиста, специалиста по психологии интерьера Тэффи Дал[4].

Участвовал в реставрации и декорировании большого количества федеральных объектов в исторических центрах США — Чикаго, Нью-Йорк, Детройт. Среди них Театр Мартина Бэка (англ.)русск. в Нью-Йорке и исторический дом дизайнера Брайана Килиана в Детройте (Brian Killian Birmingham Residence, Detroit).

Занимался проектированием, дизайном и декорированием домов известных киноактеров, писателей, журналистов и общественных деятелей. Среди заказчиков его интерьеров Джоан Риверз, Оливия Голдсмит, Джордж Ширинг и другие.

Руководит студией, которая занимается декорированием интерьеров; проектированием мебели и предметов декора; разработкой декоративных поверхностей; восстановлением исторических методов декорирования и золочения; разработкой малярных и декоративных материалов.

Читает лекции и публикует статьи по архитектуре, интерьер-дизайну, декорированию[5].

Марат Ка принимал участие во значительном количестве телепередач российского телевидения, в том числе:

  • «Квартирный вопрос», телеканал НТВ (начало 2000-х годов). Марат Ка ведёт рубрику «Мастер-класс», в которой декорирует мебель и предметы интерьера.
  • Nescafe Seasons (2004—2005). Креативный продакт-плейсмент: в каждой передаче кофейная банка трансформировалась в совершенно другой предмет.
  • «Сделайте это красиво!», телеканал СТС (2007). Марат Ка декорирует часть интерьера (стены, мебель, предметы) перед зрительным залом.
  • «Декоративные страсти», телеканал «Домашний» (2005—2011). Авторский телепроект Марата Ка, в котором он декорирует готовые предметы и мебель или создает вещь «с нуля» — начиная от столярных или швейных работ и заканчивая покраской и финишированием.
  • «Декоративные страсти с…» — цикл передач о декорировании, еде и одежде. Совместный проект Марата Ка с кондитером Александром Селезневым и коллекционером Александром Петлюрой. Передача была основана на идее, что каждый человек должен уметь делать три вещи — работать руками, вкусно готовить и хорошо одеваться.
  • Серия программ «Рассказы о художниках», телеканал «Домашний»: о Ван Гоге, Франсиско де Гойя, Марке Шагале, Василии Кандинском, Александре Дейнека и других зарубежных и отечественных художниках.
  • «Фазенда»[6], 1 канал (2012). Марат Ка ведет рубрику мастер-классов.
  • «1000 мелочей», телеканал «Россия 1» (2013). Марат Ка ведёт рубрику мастер-классов. Мастер-классы транслируются в зрительный зал с помощью телеэкрана.
  • «Школа Ремонта», ТНТ (2014 — настоящее время). Марат Ка ведёт рубрику авторских мастер-классов.
  • Книга «Глезаль. Энциклопедия декоративных техник» (2013)[7].
  • В книге опубликованы пошаговые иллюстрированные мастер-классы по созданию декоративных поверхностей в разных лессировочных техниках.
  • Методология создания интерьеров «Интерьер без ошибок. 10 шагов»
  • Учебник «Свет» (2019)[8]. Посвящён вопросам теории света и его практического применения в интерьере.
  • Учебник «Цвет». Научные теории о цвете и спектре, включая цветовую систему координат Марата Ка, теория применения цвета в интерьере.
  • Учебник «Кошерный фэн-шуй» (готовится к печати). Книга, посвящённая философии пространства с точки зрения Кашрута.
  • Цикл лекций о декорировании[5].
  • Статья про энергосберегающие лампы[9].
  • Методология образования декораторов — программа, состоящая из более чем 20 методических изданий.

Член Американской ассоциации интерьер-дизайнеров — ASID (American Society of Interior Designers). Член закрытой Американской ассоциации архитекторов и дизайнеров — ASAD (American Society of Architects and Designers). Член организации Home Owner Business Administration (HOBA)

В 2010 году по версии Американской ассоциации архитекторов и дизайнеров США (ASAD) интерьер, над которым работал Марат Ка с группой реставраторов, удостоился награды — «Лучший американский интерьер за последние 100 лет»

[источник не указан 550 дней]. Поводом стала работа в пентхаусе известной актрисы Джоан Риверз, расположенном в историческом особняке 1903 года в Нью-Йорке и отреставрированном во французском неоклассическом стиле. Этот же интерьер вошел в топ-10 самых дорогих американских интерьеров, по мнению Национальной ассоциации риелторов США.

«Я поклонник «хрущёвок» как архитектор, декоратор и потребитель»

Марат Ка (настоящая фамилия Кушелман) родился в семье филолога и математика, в Москве. Но достаточно долгое время прожил в США. Сначала учился в Нью-Йорке на архитектора. Потом работал, участвовал в реставрации и декорировании ряда федеральных объектов в Детройте, Чикаго и Нью-Йорке, среди которых можно отметить исторический дом дизайнера Брайана Килиана, расположенный в Детройте, а также Театр Мартин Бэк в Нью-Йорке. Также он занимался декорированием интерьеров домов Джоржа Сороса, Оливии Голдсмит, Джона Риверза, а также ряда других известных людей – писателей, актёров, общественных деятелей. Сегодня Марат известен как новатор в области интерьерного декора, а также как создатель цветовой системы координат. Псевдоним «Ка» появился случайно, когда редактор телеканала НТВ неправильно сократил фамилию архитектора.

Марат, вы же не только декоратор и дизайнер, но по образованию ещё и архитектор. Давайте начнем наш разговор с архитектуры

— А что о ней разговаривать, архитектуры давно уже нет.

В каком смысле?

— За последние десятилетия ничего нового в архитектуре не происходит. Пожалуй, можно сказать, что после того, как были построены башни-близнецы в Нью-Йорке (1973 год. – Прим. ред.), ничего нового в ней сделано не было. Всё остальное можно назвать тавтология, плагиат, заимствование и т.д. Современная архитектура – это просто инженерия с отделочными материалами.

Грустные вещи вы говорите

— Отнюдь. Это нормальное течение истории, эволюция вещей. Она происходит во всём: кино, музыка. Сейчас в архитектуре другая эра, инженерная, архитектура стала инженерной, но она существует. То же самое происходит, например, с литературой. Ведь глупо бояться, что планшетники и ноутбуки её убьют: они, может быть, убьют бумагу, но не литературу. Читать люди продолжают, а может, и ещё больше стали читать.

Что убьют бумагу – тоже не факт, ведь кино не убило театр. Может быть, «цифра» заменит бумагу в каких-то сегментах?

— Да, может быть, но вот я, например, не читаю с бумаги вообще. Очень давно читаю только с экрана, хотя многих моих знакомых это удивляет. Вроде бы работаю руками и тактильные ощущения для меня должны быть важны… Кстати, сейчас я работаю над новой книгой и рисую для неё иллюстрации, чёрно-белую графику, тоже исключительно на экране планшета.

Так вот архитектура умерла в том консервативном смысле, в каком нам её преподавали пару десятилетий назад. Но это не значит, что ничего нового в этом ключе не происходит.

Чему же тогда сейчас учат архитекторов в вузах – инженерии и декору?

— Талантливому человеку всё равно где учиться, да и нужно ли учиться вообще – это, знаете, ещё вопрос. Людям просто одарённым, конечно, необходимо хорошее качественное образование. Методологию МАРХИ сейчас можно охарактеризовать легендарной ленинской фразой: «верхи не могут править по-новому, а низы не хотят жить по-старому». Когда-то этот архитектурный институт давал потрясающее образование. Но сейчас изменились условия игры: уже не нужно строить огромных городов-заводов, гигантских электростанций, сейчас не строят городами, максимум несколько «высоток».

Сегодня наступила эра концептуальной архитектуры, а её не может быть много. По крайней мере не должно быть много, иначе это выглядит абсурдно. Да, любому городу нужна концептуальная архитектура. Даже Нью-Йорк, при всей его консервативности и прикладной прагматичности, имеет свою концептуальную архитектуру в виде музея Гуггенхайма.

А про Москву что скажете?

— Я очень люблю Москву, гораздо больше, чем, например, Питер. И не хочу вступать в армию тех, кто критикует Москву: и так потоптались по ней уже все кому не лень.

Тогда скажите, что вам нравится больше всего в Москве в архитектурном плане?

— «Хрущёвки». Особенно первого поколения, пятиэтажные.

Вы серьёзно?

— Абсолютно серьёзно. Я поклонник «хрущёвок» во всех их проявлениях как архитектор, как декоратор и как потребитель.

Заявление серьёзное, особенно из ваших уст. Обосновывайте.

— Во-первых, они являются идеальной основой для декорирования. Это такой куб, из которого можно сделать всё что угодно. Как девочка-модель, которая когда не накрашена, не одета – серенькая мышка и её не заметно. Но если над ней поработает визажист, стилист, модельер, она может превратиться в кого угодно.

Во-вторых – потрясающая застройка. «Хрущёвки» начали ругать в тот момент, когда их строили. Но сейчас, 30–50 лет спустя, эти районы превратились в потрясающие такие зелёные дворики, где много деревьев, травы, каких-то кустарников и относительно мало людей на квадратный метр – в отличие от «высоток», где голые дворы сплошь заставлены автомобилями.

Я недавно написал книгу «Кошерный фэншуй», где рассматриваю все предметы вокруг нас с точки зрения правильности и соразмерности. Моё мнение – размер таких «хрущёвок» очень гармоничен и понятен для городского жителя. В том числе потому, что они практически одной высоты с выросшими за 30 лет деревьями. Там нет необходимости лифта – это тоже плюс. Но они идеальны, конечно, только для молодого человека или молодой пары, как мопед идеален для студента. Большой семье нужно уже другое жильё. Но ведь уже ушли в прошлое и времена, когда люди жили всю жизнь в одном доме, а до них там жили их родители, деды… Сейчас мы меняем жильё чуть реже, чем автомобили… Я, конечно, не считаю, что нужно всё снести и настроить одних «хрущёвок», но всё же это совершенно великолепное наследие прошлого века, которым не перестаю восхищаться: в них есть тот драгоценный дух естественности, которого так не хватает новостройкам.

А индивидуальная застройка?

— Это вообще абсурд. Понимаете, дом – это сложнейшая продуманная конструкция. Точно так же, как нелепо выглядят самодельные машины, абсурдно выглядит индивидуальная застройка, будь то частный дом по индивидуальному проекту или какая-то необычная многоэтажка в одном из районов города. Люди, строящие себе дом «с нуля» по своему проекту, занимаются ерундой. Есть проверенные, рассчитанные до мелочей типовые проекты, над которыми работали профессионалы и которые проверялись годами. В них вносили изменения, учитывающие их слабые места, и снова они проходили проверку. Вот именно такими типовыми проектами и нужно оперировать, если вы решили построить дом. Не надо изобретать велосипед. Вот индивидуальный декор, уникальный интерьер – это да, пожалуйста.

А если говорить о более престижной и дорогой московской недвижимости?

— Дома класса «люкс» у нас не строятся, их просто нет, что бы там ни говорили застройщики в своих рекламных текстах. Понимаете, премиум-класс – это не только какие-то огромные залы, дорогой мрамор, позолота и эксклюзивная мебель. Это прежде всего сервис! Если я приобретаю недвижимость класса «люкс», то не хочу встречаться в лифте с соседскими детьми и няньками, тем более с горничной, которая тащит куда-то кучу грязного белья. Не хочу видеть и слышать, как мастер приходит ремонтировать какую-то технику: это всё должно быть обеспечено обслуживающим персоналом жилого комплекса, причём таким образом, чтобы я этого даже не заметил. Для обслуги, водителя и охранника должны быть отдельные туалетные комнаты – это нормально. По крайней мере в нашей квартире в Нью-Йорке всё именно так, хотя она и не считается классом А.

Статус определяется не размерами – ведь будь ты хоть суперолигархом, всё равно не станешь спать на трёхметровой кровати. Нет ничего глупее 60-метровых туалетов, а поверьте, в Москве такие есть. Меня в содрогание приводят все эти элитные дома с ценником 40–50 тысяч евро за метр. Когда же уже у нас тоже поймут, что статус это не выставленная напоказ роскошь, а прежде всего качество сервиса!

У нас нет такого сервиса – ещё не научились?

— Я не видел, не знаю. Много чего знаю в Москве, но хорошего сервиса, настоящего класса А, не видел.

Научатся – русский народ быстро всё схватывает! Нам для этого требуется, как показывает опыт последних 20 лет, намного меньше времени, чем тем же американцам.

— Это правда, и это хорошо. Мы быстро учимся: посмотрите, какие моллы уже научились строить. Кстати, у меня предчувствие, что большие гипермаркеты скоро уйдут из Москвы. Мне кажется, будущее за небольшими супермаркетами шаговой доступности. Есть такая тенденция, и из-за пробок в том числе. Скорее всего, Москва в конечном итоге превратится в такой бутиковый город. И это тоже хорошо.

Больше того, я вам скажу, что не принадлежу к «болотникам». Считаю, что всё, что в Москве происходит – по воле властей или как-то само собой, – идёт в правильном направлении. Повторюсь, я очень люблю Москву, верю в энергетическую силу и потенциал этого города. Хотя она всегда строилась хаотично, но из этого хаоса как-то само собой всегда получался вполне себе нормальный порядок. Она развивалась сама, естественным путем. Вот Петербург – искусственный город, он был построен «насильственно», и без постоянного вмешательства человека, без поддержки он быстро придёт в упадок… А Москва – это такое самостоятельное место, уже много веков. Она сама себя строит, живёт своей жизнью.

Марат, а вы много путешествуете? Любите возвращаться в какие-то определённые места или открывать для себя новые?

— Знаете, я начал активно путешествовать по миру ещё до того, как интернет стал повсеместной реальностью. И вот заметил такую вещь: сейчас если даже простой человек полетит на МКС, он не будет удивлён видом из иллюминатора, потому что уже видел это. То же касается и самых экзотических стран – всё это мы уже видели на фото в сети или по телевизору. То же самое происходит и со всём остальным: например, мы едим ту же рыбу и тех же моллюсков, что и в Токио или на Лазурном Берегу. Нам продают цветы, выращенные в Эквадоре, мы ездим на тех же авто, что и американцы, европейцы, корейцы… Мир сжался, и в нём не осталось ничего, что может удивить.

Марат, а почему после 15 лет жизни в Нью-Йорке и признания профессиональным сообществом вы все же решили вернуться в Москву? Ведь у вас там прекрасно складывалась карьера.

— Она и сейчас у меня там прекрасно складывается. Я продолжаю работать с американскими заказчиками. Просто живу здесь.

А почему всё-таки здесь? Ведь там и сервис лучше

— Просто у меня жена категорически отказалась там жить. Вернувшись в Москву, я понял почему. Здесь нескучно, интересно и жить и работать. Ну и потом, я родился в Москве, а Нью-Йорк всегда был для нас чужим.

Вы живёте здесь в квартире или в загородном доме?

— И там и там, смотря где удобнее работать в данный момент.

Дома у вас есть вещи, которые вы сделали своими руками?

— Нет, свой дом предпочитаю видеть немножко другим. Я давно коллекционирую восточную живопись, и у меня скопилось уже довольно большое собрание: есть работы японских, китайских, кавказских художников. Именно этими полотнами и украшен мой дом. Мне кажется, этого достаточно.

В бумажной версии этот текст можно прочитать в журнале «Мир и Дом» (№1о, 2014 год), который является партнёром портала Элитное.РУ

Марат Ка | Международная Школа Дизайна

Марат КаМарат Ка

Российский декоратор, дизайнер, архитектор, телевизионный ведущий. Новатор в области технологий декорирования интерьеров. Автор методологических и научно-популярных изданий по теории и практике декорирования. Создатель оригинальной цветовой системы координат и универсального подхода к проектированию интерьеров.

Архитектурное образование получил в Нью-Йорке в 1989—1994 гг. Является учеником известного колориста Дональда Кауфмана и керамиста, специалиста по психологии интерьера Тэффи Дал.

Участвовал в реставрации и декорировании большого количества федеральных объектов в исторических центрах США — Чикаго, Нью-Йорк, Детройт. Среди них Театр Мартин Бэк в Нью-Йорке (Martin Beck Theatre, New York), исторический дом дизайнера Брайана Килиана в Детройте (Brian Killian Birmingham Residence, Detroit).

Занимался проектированием, дизайном и декорированием домов известных киноактеров, писателей, журналистов и общественных деятелей. Среди заказчиков его интерьеров Джоан Риверз, Оливия Голдсмит, Джордж Ширинг и другие.

Марат Ка первый в России сделал стендап-шоу по декорированию и остается рекордсменом по общему хронометражу мастер-классов в этом жанре.

Марат Ка руководит Лабораторией, которая занимается декорированием интерьеров; проектированием мебели и предметов декора; разработкой декоративных поверхностей; восстановлением исторических методов декорирования и золочения; разработкой малярных и декоративных материалов.

Марат Ка создал новую систему обучения, основанную на пошаговом исполнении проектов. Эта система реализована в Практикуме «Пространство». В рамках Практикума Марата Ка совместно с Международной Школой Дизайна организованы курсы для декораторов, дизайнеров интерьера и архитекторов.

Официальный сайт Марата Ка: http://www.maratka.ru/

«Дизайн-проект, на который потратили много денег, — абсурд» — INMYROOM

Вы когда-нибудь задумывались, почему дизайн-проекты на Западе стоят копейки, а у нас сопровождаются неприемлемыми откатами; где начинается и заканчивается сфера ответственности дизайнера в работе над объектом и что такое действительно красивый интерьер по современным меркам? Ответы на эти и другие острые вопросы нашлись у Марата Ка.  

Что мы знаем о Марате Ка?

Профессия

архитектор, декоратор, телеведущий

А еще — автор Практикума «ПРОСТРАНСТВО»

Заказчики

Актеры, писатели, политики

Например, Джоан Риверз и Оливия Голдсмит

Премии

ASAD, 2010

«Лучший американский интерьер за последние 100 лет»

— Марат, все воспринимают вас как декоратора, а между тем у вас серьезное американское архитектурное образование…

— Давайте я вам расскажу другую интересную историю. Я считаю, что на сегодняшний день архитектура как профессия находится на грани своего существования, она больше не правит миром — архитекторы не нужны.

— Почему вы так считаете?

— Мы живем в мире прогрессивной инженерии — именно от нее зависит наш комфорт. Если я вас спрошу как человека, который занимается дизайном, архитектурой и красотой, хотите ли вы жить в красивом интерьере, что вы ответите?

— Конечно, хочу!

— Но если в очень красивом интерьере не будет света, тепла, свежего воздуха и хорошего звука, поверьте мне, вы выберете прежде всего функциональный интерьер. 

Сегодня мы нуждаемся в совершенно утилитарных вещах. Мы покупаем спортивные вещи, ходим в обуви, которая удобна, и носим прическу, за которой легко следить.

Вся беда архитектуры в том, что она занимается нефункциональными вещами. Современный интерьер — это инженерия, которая «прикрыта» декорированием, а не архитектура.

Марат Ка и студенты Школы Прикладного Декорирования «Пространство»

— Эта тенденция читается и на Западе, и здесь, в России?

— Да, везде. Представьте, в Японии больше нет конструкторов. Конечно, городу нужны архитекторы, но не владельцам квартир. Сегодня архитектурный проект — это три страницы, инженерный — 300 страниц, проект, который «прикрывает» эту инженерию, — те же самые 300—400 страниц ведомости отделки. Да, большинство архитекторов скажет: «Мы и этим занимаемся» — возможно, но это уже не архитектура. Это работа декоратора-дизайнера.

— Работа дизайнера на Западе чем-нибудь отличается от работы дизайнера в России?

— С одной стороны, ничем. Все декораторы — и на Западе, и в России — занимаются благоустройством дома. Но здесь, в России, потребность в услугах дизайнера ощущается намного острее: люди на примитивном уровне не могут сделать себе адекватную планировку. А все потому, что благоустройство дома у нас не привито культурой. Даже на уровне литературы. В классической американской или английской литературе описаниям домов посвящены страницы!

Вы знаете, кто основоположник описательного жанра интерьеров? Эдгар По! «Домик Лэндора» — гениальное произведение.

А теперь возьмите среднестатистическую американку, француженку, англичанку или итальянку — они все знают и умеют. Нанять дизайнера или декоратора для европейцев и американцев — это уже изысканная потребность. Даже скажу так: превосходство. Это определенный класс. Люди умеют благоустраивать свой дом самостоятельно. А все потому, что существует культура: от гигантского количества профессиональных журналов и книг до ТВ-программ.

— Наверняка есть еще какие-то отличия…

Культура работы клиента с дизайнером! У нас отсутствует субординация. Почему человек, который не умеет читать чертежи, не понимает, что такое эргономика, рассказывает профессионалу, как нужно работать? Я понимаю, почему Россия — единственная страна, в которой врачи не пускают родственников в операционную: мы на все имеем свое мнение. И в таком ключе очень сложно работать. Я не выдерживаю. Я делаю объекты в России, только имея перед собой буфер в виде архитекторов и дизайнеров-декораторов.

Третье отличие — стоимость дизайн-проекта, а точнее проценты и откаты, которые просто невозможны и неприемлемы.

В России дизайн интерьера обходится в четыре раза дороже, чем во всем мире, при этом клиент получает качество в три раза хуже.

Мне звонит клиент и говорит: «У меня уже пятый архитектор». Я спрашиваю: «Вы их теряете или убиваете?» «Мне кажется, — говорит он. — Как только я покупаю у них диван, они теряют ко мне интерес».

— А из чего складывается гонорар дизайнера на Западе?

— Из процентов, из бюджета. При этом если бюджет низкий, процент выше. Если бюджет большой, процент уходит в полпроцента, четверть процента и так далее. 

— У каждого дизайнера свой процент?

— Да, но я поделюсь с вами маленькой дизайнерской хитростью. Клиент не оплачивает этот процент. Дело в том, что эта индустрия — Home Imrovement — в странах первого мира списывается с налогов. Все, что покупается на улучшение и увеличение стоимости недвижимости, не облагается НДС, если вы занимаетесь дизайном профессионально. Многие компании не продают мебель частникам — только профи. При этом они тоже делят дизайнеров и архитекторов по классам. Некоторые сотрудничают только с членами ASAD и HOBA.

Определение

  • ASAD — Американская Ассоциация Архитекторов и Дизайнеров США
  • HOBA — Home Owner Business Administration

То есть либо вы купите диван за 1000 долларов плюс заплатите НДС, либо вы купите диван за 1000 долларов, минус НДС и минус «архитектурные» проценты. Последние, как правило, дизайнер отдает клиенту, либо они их делят, либо забирает себе в зависимости от того, какие выстроены отношения.

Человеку даже часто невыгодно делать ремонт самому. Выгоднее обратиться к профессионалу, потому что у него будет дешевле. Дизайн-проекты на Западе стоят копейки.

У нас же люди покупают себе квартиру, у них жуткий кредит, нужно делать ремонт, и еще они платят НДС. Это неправильно. При таких условиях сделать нормальный ремонт невозможно. 

— Может ли эта система выйти на российский рынок?

— Должна быть хорошая дорога.

— Расскажите, из чего складывается грамотный дизайн-проект?

Хороший дизайн-проект как равнобедренный треугольник. Его вершины — деньги, эргономика, красота. Должно быть равновесие между потраченными деньгами, удобством и красотой. 

Дом в Бутово или на Дмитровском шоссе, например, не имеет права быть таким, как на Рублевке, — это нелепо. Другая ошибка, когда в хорошо сделанном интерьере пахнет щами: это значит, что у вас плохая вентиляция, плохой инженерный проект. 

Дизайн-проект, на который потратили много денег, — это тоже абсурд, он никогда не окупится. Да, он красивый, да, он удобный, но он оверпрайсд.

Меня все знают как человека, который занимается красотой, хотя я в последнюю очередь, как ни странно, думаю о красоте. Красота — это профессиональная вещь. Большинство людей умеют делать красоту, но ничего не понимают в инженерии, эргономике и бюджетировании.

— Как вы считаете, дизайнер должен делать авторский надзор?

— Продуманному проекту авторский надзор не нужен. Проект как рецепт: если он хороший, чтобы начать готовить, повар не требуется. В противном случае это значит, что либо у вас плохой проект, либо ваши строители не умеют читать чертеж. 

Я для себя четко разграничил обязанности архитектора, дизайнера и декоратора. Даже написал методичку — «Декоративный кагал», которая объясняет иерархию взаимоотношений: кто кому подчиняется, как избежать конфликтов на больших объектах и как сделать, чтобы клиенты были довольны. Так вот работа дизайнера должна заканчиваться на проекте.

Я не бываю на стройках — в стоимости мы ушли в 7 раз ниже общепринятых российских цен. Мы ведем стройку по-нью-йоркски.

Когда дизайн-проект закончен, мы берем внутри него узкую часть и полостью прорабатываем ее, отдаем инженерам. Инженеры также прорабатывают ее и только затем отдают исполнителям. Последние обозначают конечную цену, которая включает расходы на материалы, без дополнительных счетов. Поставка материалов идет напрямую клиенту. Он выкупает все материалы через магазин, который делает комплектацию на основании проекта.

У каждого дизайн-проекта есть этапы. На Западе у моей команды их 6. В России примерно 10 стадий для дизайна интерьера квартиры, 12—13 — для дома. 

— Почему на Западе у вас почти в 2 раза меньше этапов?

Потому что согласований меньше. Да и клиент не может заходить в «операционную». Он не имеет права на свое мнение. Но он может прервать

Книга СВЕТ

Купить Описание:

Книга посвящена изучению света и применению особенностей этого физического явления в повседневной жизни.

Разработана специально для декораторов, дизайнеров, архитекторов и представляет собой практическое пособие для профессионалов.

Текст и иллюстрации – Марат Ка.

Иллюстрации основаны на реальных проектах Лаборатории Марата Ка. Светильники срисованы с реальных светильников Donolux.

Книга является первой частью дилогии «Свет и Цвет» Марата Ка.

Год издания:

2019

Обложка:

Мягкая

Количество страниц:

192 стр. (Мелованная)

Формат:

21,5 х 26 см

Направление:

Искусство, дизайн

Иллюстрации:

Черно-белые
От автора:

«Свет даёт нам возможность видеть окружающий мир во всём его многообразии и красоте. Без него мы не могли бы любоваться радугой и никогда не знали бы, в какие волшебные цвета может окрасить небо закатное солнце.

В то же время для декоратора и архитектора свет — это средство создания красивого и комфортного пространства, в котором люди могут жить и работать.

Сложно предугадать, с какими задачами и проблемами вы столкнётесь в конкретной ситуации, ведь каждый проект уникален и для каждого интерьера требуется собственное световое оформление.

Но в этой книге вы найдёте информацию о природе света, сведения о различных лампах и светильниках и советы по созданию освещения в различных пространствах. Я старался рассказать о сложных явлениях как можно проще, поэтому надеюсь, что она никому не покажется тяжелой или скучной, и изложенные в ней сведения помогут вам создавать красивые интерьеры.»

Роскошный мастер-класс от Марата Ка

Пожалуй, на всей территории нашей необъятной родины не найти второго такого дизайнера-декоратора, чей список клиентов, большинству из которых важно продемонстрировать богатство и статус в своем интерьере, был бы таким же обширным и внушительным, как у Марата Ка. Именно он чаще, чем кто бы то ни было, в своей каждодневной работе сталкивается с запросами, относящимися ко всему, что связано с красотой и роскошью.

На страницах нашего журнала декоратор, архитектор, телевизионный ведущий, новатор в области технологий декорирования интерьеров, автор методологических и научно-популярных изданий по теории и практике декорирования, создатель цветовой системы координат, сделавший в России профессию декоратора самостоятельной наряду с профессиями дизайнера и архитектора, Марат Ка делится своими мыслями о роскоши, стиле, утонченности и многих других сопутствующих им понятиях.

О «фанерной» архитектуре, подмене понятий и соответствии всего и всему

«Я с большим уважением отношусь к “фанерной”, то есть модной архитектуре, но я против подмены понятий: сегодня некоторые дизайнеры нередко пытаются выдать желаемое за действительное. Я называю это дизайном-перевертышем. Например: мне очень нравится, когда в старом бетонном лофте или на каком-нибудь заводе неожиданно стоит роскошный, дорогущий диван или стол с золотыми ножками. Это замечательно! Но я против, когда в роскошном интерьере стоит современный стол — как против и того, чтобы стол, который сделан из фанеры, выдавали за предмет, являющийся стилистически правильным.

Арх. Ольга Тищенко, «Олигархи тоже люди»

Человеку, проповедующему какие-то сущностные вещи, самому следует от начала до конца соответствовать своей проповеди. Например, если архитектор проповедует минимализм, который присутствует в его архитектуре, он также должен быть в его одежде, еде, даже в музыке, которую тот слушает. Иначе все это подмена понятий, которая в нашем обществе происходит сплошь и рядом.

Человеку, проповедующему какие-то сущностные вещи, самому следует от начала до конца соответствовать своей проповеди. Например, если архитектор проповедует минимализм, который присутствует в его архитектуре, он также должен быть в его одежде, еде, даже в музыке, которую тот слушает. Иначе все это подмена понятий, которая в нашем обществе происходит сплошь и рядом.

Вот, к примеру, вопрос, относящийся к искусству: почему в Пушкинском музее, в этом роскошном особняке, проходит выставка авангарда?.. Или вот недавно я пришел в Еврейский музей и центр толерантности. Оговорюсь: я не против толерантности и евреев люблю, но почему считается, что евреи — это когда грустно, печально, бедно? Когда речь идет в первую очередь об их страдании, о том, сколько их убивали?.. Здесь, на мой взгляд, тоже подмена: увиденное — лишь экспозиция о толерантности по отношению к евреям. Экспозиция, но не музей. Музей — это другое понятие. Почему этот бетонный сарай с наклеенными на пенокартон фотографиями называется музеем? Почему не рассказывается о том, что среди евреев были Чарли Чаплин, Альберт Эйнштейн, Голда Меир и остальные красивые, известные, относящиеся к цвету человечества персоны?.. Здесь вообще нельзя разделять понятия, но было бы уместно создать музей всем жертвам нацистских репрессий».

О золоте, женщинах и совершенстве

«Роскошь не обязательно подразумевает наличие золота. Роскошь должна ассоциироваться с одной вещью — совершенством. Роскошная вещь может быть даже из бетона. Хотя, конечно, о роскоши у каждого свое представление… Кого мы воображаем, когда произносим “роскошная женщина”? Дебелую блондинку, обильно увешанную бриллиантами, или климтовскую красавицу? Один из портретов прерафаэлитов или “Незнакомку” Крамского? Или картины Врубеля, Кустодиева? В этой ипостаси искусства прежде всего должна быть неизбыточность.

«Дом известного писателя»

К сожалению, в представлении многих роскошь — это какая-то цыганщина. Но роскошь не определяется количеством, обилием чего-то в вещи: золота или даже бетона. Роскошь — это когда совершенно. Поэтому архитектура Тадео Андо роскошна — несмотря на то, что в ней нет золота, но есть как раз бетон.

А что такое, скажем, роскошный город? Можно таковым назвать Москву? Нет, это просто богатый город. А Санкт-Петербург? Да, это роскошный город. Несмотря на то, что, может быть, он несовершенен и далеко не нов. Также как роскошная женщина не обязательно должна быть молодой. А вот роскошный мужчина непременно должен быть умен».

Об уместности, стиле и гармонии

«Роскошь невозможна без наличия стиля, культуры, гармонии, без сочетания этих качеств во всем. Например, на современной кухне готовят борщ — это не роскошно, потому что запах борща ассоциируется с деревенской кухней. Бывает, клиенты говорят мне, что хотели бы в своем доме иметь “роскошную минималистскую кухню”. Я на это обычно задаю вопрос: “Вы на ней суши собираетесь готовить?..” Но, господа, это не соответствует вашему сознанию, уровню жизни!

Или когда человек решает: “Куплю-ка я китайского антиквариата!”, а сам — бандит бандитом… Да, наверное, на сегодняшний день есть такая тенденция демократизации во всем, но и она ставит определенные условия и обозначает возможности. Будучи в Венском театре, я наслаждался общим понятием роскоши даже от того, в чем люди туда пришли. Причем пришли одетые определенным же образом: не просто хорошо, а ровно хорошо. Мужчины были в темных костюмах, женщины в темных платьях — никакой крикливости, демонстрации роскоши, богатства, ничего “слишком”…
Если ты создаешь себе мир, ты должен этому миру соответствовать, должен его как минимум понимать.

О роскоши написано даже в Библии. Да, это то, о чем люди задумываются не в первую очередь, потому что в первую очередь думают о еде, сексе, любви. Но следующий этап высшего сознания человека заключается в том, что он начинает думать об окружающих его людях и вещах — и тут встает вопрос абсолютного искусства».

Арх. Александр Цимайло «Просто лофт»

О безумстве, недосказанности, абсурде и иронии

«Наверное, чтобы творить настоящее искусство, нужно в чем-то быть супермастером, а в чем-то — немножко сумасшедшим. Когда я был на последнем концерте Исаака Перельмана, первый раз в жизни почувствовал комок в горле и видел, как женщины в зале плакали от скрипичной музыки. Но потрясло меня не совершенство его игры: наверное, Ванесса Мэй играет совершенно, но она не играет роскошно, а Перельман играл — роскошно!

Есть еще один момент обязательного присутствия той тонкой грани, что отделяет роскошь от пошлости, китча. Для меня, например, Версаль и его интерьеры не являются роскошным примером архитектуры. А ленинградская архитектура — роскошна. В ней есть тонкость и недосказанность. Как говорится, от стола нужно отходить немножко голодным. И на самом деле, для того чтобы видеть всю эту роскошь, нужно обладать определенным культурным уровнем.

Шедевр дизайн-студии «Доминанта»

И здесь возникает такое понятие, как абсолютное искусство, когда важно, для кого оно существует и на каком уровне. Можем ли мы утверждать, что попса или писание детективов — не искусство? Или можем ли назвать роскошным какой-нибудь механизм, прибор — скажем, фотоаппарат? Да, если в нем соединяется некое количество характеристик: инженерия, возможность получить определенную картинку, удобство, даже звук. И обязательно стоимость. Потому что роскошная вещь должна стоить недешево, иначе теряется ее смысл. Также как ужасная вещь не может стоить дорого: например, пластмассовая тарелка или пластиковые часы с бриллиантами — вообще вещи абсурдные. Хотя абсурд — тоже одно из слагаемых искусства.

И как в роскоши должна присутствовать некоторая доля абсурдности, недосказанности, так же необходима способность смотреть на некоторые вещи легко, как бы со стороны, с иронией. Без иронии роскошь превращается в пошлость».

О мере, утонченности и массовости

«Есть произведения искусства, которые невозможно представить в интерьере квартиры: они должны быть в музее или в его запаснике или под них нужно специально строить интерьер. Ведь, скажем, нельзя же все время есть в мишленовском ресторане и пить только роскошное вино. Вообще, роскошь — для тех, кто понимает, кто видит и чувствует, у кого есть определенное образование и культура, потому что роскошь в целом — очень глубокое понятие. Это изысканная форма жизни для некоторой группы людей. И потому она не может быть массовой, иначе просто перестанет быть роскошью.

Арх. Павел Иванчиков, «О клиенте даже боюсь думать»

Здесь же уместно говорить и о чувстве меры во всем, о разборчивости.

Лауреату Нобелевской премии, писателю Исааку Башевису-Зингеру принадлежат слова на эту тему: “Мне не нужно, чтобы меня любили все, — мне достаточно моих читателей”. Роскошь без иронии — это пошлость».

 

 

Записала Элла Лацис
Фотографии: Алексей Лерер; из архива Лаборатории Марата Ка

Related Post