Мощный природный антибиотик из 2 ингредиентов: OK social network. Communication with friends on OK. Your meeting place with classmates.

Разное
alexxlab

Содержание

OK social network. Communication with friends on OK. Your meeting place with classmates.

  • В переводе с марийского Йошкар-Ола означает Красный Город.
    © ayrat72

  • Коломна в лучах весеннего солнца 🌞
    📸e_korolenko

  • Фото прелесть) Правда же?

    Встреча из роддома
    🌷 🌷 🌷 🌿 🍃 🌺 🌹 🌷 ❤ ↓Продолжение↓ ❤ 🌷 🌹 🌺 🍃 🌿 🌷 🌷 🌷

    Show more
  • Даже одна ниточка может удержать людей вместе, если каждый перестанет тянуть канат в свою сторону.

    #цитаты #мысли
  • Пусть у нас у всех будет «завтра». …..
    ________________

  • Люблю детей своих так сильно!
    Они мне жизнь окрасили в цвета.
    Ведь дети — это счастья символ,
    Без них вся жизнь — лишь только суета!

  • Россия заявила протест после появившихся видео с издевательствами над военными РФ, сообщил глава российской делегации на переговорах в Стамбуле Владимир Мединский. По его словам, украинские власти пообещали принять «самые жесткие меры»….more•••
  • Мы всю жизнь ждем, ищем любовь, а Бог посылает нам ее в чистом виде, в сердцах наших детей!

  • Красивый ажурный узор спицами!

  • Задержитесь на миг, посмотрите, проснулась природа…
    Не смотря ни на что, не сдаётся, а также цветёт!
    И не мстит никому, не спешит за обманчивой модой.
    Безвозмездно свою красоту всем вокруг раздаёт…

  • Добрый вечер , друзья! Прекрасного настроения!

    • Азамат Исенгазин — Для Друзей Я Петь Не Устаю
    • Азамат Исенгазин — Проказница
    • Азамат Исенгазин — Карие глаза
    Show more

9169eb36-8812-4f8c-97e4-01beb1434ca5

Могут ли натуральные антибиотики заменить лекарства?

 

Натуральные антибиотики – это вещества, которые созданы самой природой и обладают широким спектром противомикробной активности. Они могут использоваться в лечении начальных стадий многих воспалительных инфекционных заболеваний, облегчать состояние и убирать неприятные симптомы. Безусловно, не существует продуктов питания, которые могли бы полностью заменить лекарственные препараты. Кроме того, любые фрукты, травы, специи и различные виды чаев могут вызывать аллергию. Также невозможно рассчитать точную дозировку природного лекарства.

Можно ли обойтись природными антибиотиками при простуде и болях в горле? Лучше всего применять их в сочетании с проверенными средствами. Главное – подходить к этому вдумчиво, обязательно учитывать свое состояние и возможные аллергические реакции.

При появлении непереносимости каких-либо природных антибиотиков необходимо отказаться от их употребления и обратиться к врачу.

Сочный гранат

О том, что от простуды и гриппа помогают лук, чеснок и чай с малиной, знают наверняка даже дети. В список «вкусных лекарств» можно добавить и плоды граната. Гранат – это уникальный южный фрукт, в котором полезно все: зерна, перегородки и даже кожура. Это настоящая кладезь витаминов С, Е, В1, В2, а также минеральных веществ – железа, калия, кальция, кремния и йода, которые необходимы каждому человеку.

Несколько лет назад ученые из Университета Кингстона обнаружили, что в кожуре граната содержатся вещества, способные бороться с устойчивыми к антибиотикам стафилококками и другими распространенными инфекциями. Также была выявлена антимикробная активность свежего гранатового сока, что обусловлено высоким содержанием полифенолов – химических соединений, защищающих наши клетки от негативного влияния.

1

Для того, чтобы напитать свой организм полезными веществами и ускорить выздоровление при ОРВИ, можно употреблять плоды граната и его сок. Помните, что концентрированный гранатовый сок не рекомендуется употреблять людям с заболеваниями ЖКТ. Кроме того, он, как и большинство других соков, может нанести вред зубной эмали, поэтому его лучше пить через соломинку.

Жгучий имбирь

Корень имбиря относится к специям, чья популярность в России последнее время растет неслыханными темпами. Это растение содержит витамины, жирные кислоты, минералы, полезные масла и аминокислоты. Количество витамина С в имбире в два раза больше, чем в яблоках и практически такое же, как в цитрусовых.

Имбирь тоже является природным антибиотиком и благодаря своему составу и согревающему эффекту обладает противовоспалительным, отхаркивающим, жаропонижающим и потогонным действиями. Поэтому его можно применять при лечении и профилактике заболеваний горла, кашля и насморка.

2

Имбирь хорош не только в маринованном виде, когда его употребляют вместе с блюдами японской кухни, но и в качестве добавки в чай и в салаты, а также во многие другие блюда как в сыром, так и термически обработанном виде.

Ароматная корица

Корица тоже способна бороться с вирусными заболеваниями. Об этом не так давно рассказали ученые на конференции Американского общества микробиологии. Было установлено, что экстракт корицы разрушает оболочку вирусов, тем самым уничтожая их. Опытным путем было установлено, что водный раствор, содержащий всего 5 мг корицы, всего за 10 минут способен уничтожить практически 100% вирусов, помещенных в ту же среду. 3

Полезное эфирное масло, которое содержится в корице, улучшает пищеварение, вызывает аппетит и обладает тонизирующим действием. Корица обладает не только противовирусными, но и антибактериальными, противогрибковыми свойствами и может выступать при ОРВИ в качестве потогонного, отхаркивающего и жаропонижающего средства.

4

Конечно, это не значит, что стоит сразу начинать употреблять корицу в больших количествах, но при отсутствии противопоказаний можно попробовать готовить блюда и напитки с этой специей. Любая выпечка, варенье, желе и муссы могут стать вкуснее, если в них добавить корицу. Также она прекрасно дополняет вкус кофе, чая, шоколада, молочных продуктов и любых десертов.

Целебные мед и лимон

Конечно же, одни из самых популярных натуральных антибиотиков – это мед и лимон. Кто из нас не слышал самый распространенный совет в начале простуды – выпить чая с лимоном и медом? Советчики абсолютно правы. Наверняка многие из нас сталкивались с ситуацией, когда подобный напиток при начинающейся простуде согревал, убирал дискомфорт и помогал быстрее выздороветь.

Сочетание меда и лимона – настоящий кладезь полезных веществ, которые необходимы нам ежедневно. И мед, и лимон входят в список лучших природных антибиотиков, а их употребление повышает иммунную реакцию организма и делает его устойчивым к инфекциям.5

Главное, необходимо помнить, что мед и лимон необходимо добавлять не в кипяток, который губительно воздействует на витамины, а в умеренно горячий чай. При отсутствии противопоказаний и аллергии в целях профилактики можно жевать свежую цедру лимона, а мед добавлять не только в напитки, но и в другие блюда.

Что делать, если природные антибиотики не помогают при боли в горле?

К сожалению, даже самые полезные продукты питания и натуральные антибиотики не всегда способны заменить лекарственные препараты и избавить от болей в горле. В этом случае необходимо обратиться к врачу.

Также в случае появления болей в горле на помощь приходит препарат, который сочетает в себе природную пользу меда, лимона, а также достижения многолетних трудов фармацевтов, которым удалось создать симптоматическое средство для облегчения боли в горле.

Речь идет о препарате Стрепсилс® Интенсив (таблетки для рассасывания медово-лимонные), который оказывает местное обезболивающее и противовоспалительное действие на слизистую оболочку полости рта и горла: уменьшает отек, затруднение при глотании, боль и ощущение раздражения в горле7.

Препарат помогает устранять боль в горле вне зависимости от причины ее возникновения (будь то вирусы, бактерии или грибы). 

Способ применения и дозировки

7

Взрослые и дети старше 12 лет: медленно рассасывать по одной таблетке каждые 3-6 часов.

Максимальная суточная доза: 5 таблеток.

Продолжительность курса лечения – не более 3 дней. Если при приеме препарата в течение 3 дней симптомы сохраняются или усиливаются, необходимо прекратить лечение и обратиться к врачу.

Перед применением препарата ознакомьтесь с инструкцией.

Заживитель гель для тела с бадягой при синяках и ушибах 30 мл

Действие и эффективность геля ЗАЖИВИТЕЛЬ обеспечены свойствами натуральных ингредиентов.

Бадяга — пресноводная губка, обладающая уникальным рассасывающим, противоотечным, противовоспалительным и бактерицидным действием. Высоко-эффективное средство для быстрого заживления ушибов, кровоподтёков, гематом, снижения болевых ощущений. Подорожник — традиционное средство первой помощи при различных ранах, ушибах и повреждениях кожи. Способствует быстрому заживлению повреждённых тканей, оказывает высокоэффективное кровоостанавливаю-щее, бактерицидное и противовоспалительное действие. Календула лекарственная об-ладает выраженными противовоспалительными, ранозаживляющими, бактерицидными свойствами.

Шалфей лекарственный — проверенное средство с противовоспалительным, антисептическим, антибактериальным действием. С лечебной целью используются листья, содержащие флавоноиды, алкалоиды, дубильные и смолистые вещества.

Алоэ вера как лечебное средство известно более трёх тысяч лет. Обладает уникальными терапевтическими свойствами. Содержит биогенные стимуляторы, которые ускоряют обновление клеток и самовосстановление травмиро- ванныхтканей. Мощный антисептик, предотвращает воспалительные процессы при ушибах и гематомах.

Камфора — средство растительного происхождения, добывается из листьев и древесины камфорного дерева Ciamomum camphora, произрастающего в Индии и Китае. При ушибах и синяках оказывает

антисептическое, охлаждающее, анальгезирующее и противовоспалительное действие, улучшает трофику тканей, стимулирует микроциркуляцию крови.

Масло чайного дерева — мощный природный антибиотик и антисептик, подавляет развитие болезнетворныхмикробов, вызывающих воспаление с последующим нагноением. Вырабатывается из листьев чайного дерева, произрастающего в Австралии. Масло облепихи — богатейший источникбиологически активных веществ, ускоряющих восстановление и обновление клеток. Широко применяется для быстрого заживления ран и ушибов, ускорения грануляции и эпители- зациитканей.

Мумиё — сложное по своей химической структуре образование, добываемое в некоторых горных районах мира, уникальный природный биостимулятор. При ушибах укрепляет стенки сосудов, препятствуя образованию гематомы, уменьшает отечность и боль, предупреждает воспалительные явления, ускоряет заживление.

ЗАЖИВИТЕЛЬ для тела—гелевая консистенция светлого цвета

Мед и куркума. Натуральный антибиотик в домашних условиях

Благодаря полезным свойствам меда и куркумы мы можем приготовить домашний антибиотик без искусственных добавок, который сохраняет все полезные свойства натуральных ингредиентов.
Как известно, антибиотики позволяют бороться с сотнями патогенных вирусов, инфекций и грибков, которые могут быстро размножаться в организме. Современная медицина не знает более эффективного средства против болезнетворных микроорганизмов. Однако злоупотреблять антибиотиками не следует, так как они дают неприятные побочные эффекты.
Агрессивные компоненты, содержащиеся в антибиотиках, могут быть вызывать изменения кишечной микрофлоры, кожные аллергии и желудочно-кишечные расстройства.

В связи с этим многие предпочитают натуральные средства, которые могут успешно заменить фармакологические препараты. Со временем от них можно отказаться без осложнений, и они не дают побочных эффектов.

Мы предлагаем вам приготовить натуральный антибиотик из меда и куркумы, который содержит очень много полезных для здоровья питательных веществ.


Антибиотик на основе меда и куркумы: полезные свойства

Куркума и мед содержат натуральные антибиотические и противовирусные вещества, которые укрепляют иммунную систему.

Оба ингредиента хороши для борьбы с вирусами, бактериями и другими микроорганизмами, которые наносят серьезный вред нашему организму.

Однако, если соединить их вместе, можно получить более эффективное средство против вирусов и простуды.

Обратите внимание на полезные свойства меда и куркумы, о которых мы расскажем далее.

Полезные свойства куркумы

Куркума обладает более чем 150 лечебными свойствами, в частности, противовоспалительным, противомикробным и антиоксидантным.

Большая часть ее полезных свойств связана с содержанием в ней куркумина, активного компонента, который регулирует воспалительные процессы в организме и разрушает поврежденные молекулы.

Он обладает способностью разрушать такие бактерии, как хеликобактер пилори, которые вызывают желудочно-кишечные язвы и пищеварительные инфекции.

Полезные свойства пчелиного меда

Мед известен высоким содержанием витаминов и незаменимых аминокислот. Это также мощный натуральный антибиотик, который можно использовать как основу для множества рецептов.

Мед содержит антиоксиданты и противовоспалительные вещества, которые предотвращают окисление и повреждение клеток свободными радикалами и токсинами.

Богатое содержание питательных веществ в меде превращает его в идеальное средство против гриппа, простуды и респираторных заболеваний, вызванных бактериями и микроорганизмами.

Также это отличное средство против ран и поверхностных ожогов, так как мед ускоряет заживление кожи и предотвращает развитие инфекций.


Как приготовить натуральный антибиотик из куркумы и пчелиного меда?

Этот натуральный антибиотик известен также как “золотой мед”. Он является отличной альтернативой для уничтожения внутренних и внешних вирусов и бактерий.

Его можно принимать внутрь для профилактики или при первых симптомах любой инфекции или простудного заболевания

Его очень просто приготовить из самых доступных ингредиентов.

Рекомендуем прочитать: Как справиться с вагинальными грибковыми инфекциями?

Советуем обращать особое внимание на пчелиный мед. Он должен быть на 100% органическим и не должен содержать сахар и искусственные добавки.

Вам понадобится:
⅓ чашки органического меда (100 г)
1 столовая ложка молотой куркумы (10 г)
1 стеклянный флакон с крышкой

Способ приготовления:
Перемешайте мед и куркуму до однородного состояния в стеклянной емкости.
Оставьте смесь настаиваться на всю ночь.

Как ее использовать? Если вы заметили симптомы простуды или аналогичного заболевания, следуйте инструкциям:

1 день: принимайте по ½ столовой ложки (12,5 г) каждый час.
2 день: принимайте по ½ столовой ложки каждые 2 часа.
3 день: принимайте по ½ столовой ложки 3 раза в день.
Рассасывайте лекарство из меда и куркумы во рту до полного растворения.

Вы также можете использовать это средство как дополнительный ингредиент для лечения заболеваний дыхательной системы.

Принимайте по ½ столовой ложки смеси 3 раза в день, смешивая ее с кокосовым молоком, или готовьте лекарственный настой.
В качестве профилактики вы можете принимать смесь следующим образом:

По 1 чайной ложке (7,5 г) 3 раза в неделю.
Как вы могли заметить, приготовить домашний антибиотик очень просто. Начните принимать его, и вы сразу же заметите положительные изменения в своем организме.

steptohealth.ru

Фото:pixabay. com и из открытых интернет-источников

САМЫЙ мощный природный АНТИБИОТИК

Современная фармацевтика может предложить широкий спектр препаратов против любых инфекций. Но на протяжении всей истории человечества существовали рецепты, основанные на природных ингредиентах.

Современная фармацевтика может предложить широкий спектр препаратов против любых инфекций. Медицинская индустрия регулярно поставляет на этот рынок все новые и новые антибиотики, чтобы помочь больным побороть различные инфекции. Возникает вопрос: «А как же люди жили тысячи лет до открытия пенициллина (пионера среди антимикробных препаратов)?». Ответ: На протяжении всей истории человечества существовали рецепты, основанные на природных ингредиентах. 

Рецепт самого эффективного природного антибиотика

  • Спектр действия природного антибиотика
  • Ингредиенты природного антибиотика-супертоника
  • Приготовление
  • Дозировка природного антибиотика

Спектр действия природного антибиотика

Этот супертоник убивает все грамположительные и грамотрицательные бактерии, вирусы и грибы,включая ✅ Candida. К этому антибиотику не развивается устойчивость! Он очищает кровь и улучшает ее кровообращение. Очищает лимфатические узлы и лимфатические протоки. Снадобье содержит 7 естественных сильных антибактериальных и противовирусных веществ.

Следующий модифицированный рецепт из анналов  средневековой Европы, когда людей преследовали всевозможные болезни, эпидемии и  пандемии.

Ингредиенты природного антибиотика-супертоника:

  • 700 мл яблочного уксуса (только органический или самостоятельно подготовленный)
  • ¼ чашки мелко нарезанного чеснока
  • ¼ чашки мелко нарезанного лука
  • 2 свежих перца чили мелко нарезать (используйте перчатки)
  • ¼ чашки тертого имбиря
  • 2 столовые ложки тертого хрена
  • 2 столовые ложки порошка куркумы или 2 части корня.

 Приготовление

Чтобы приготовить природный антибиотик, все ингредиенты, кроме уксуса,  следует поместить в банку. Затем залить уксус в пропорции 2/3 твердых ингредиентов и 1/3 уксуса. Закрыть банку, перевернуть и хорошо  встряхнуть. Поставить банку  в прохладное сухое место на 2 недели, время от времени встряхивая. Затем процедить через марлю и отжать. Жидкость перелить в бутылку. Сухие остатки можно использовать в качестве специи на кухне.

Лучшие публикации в Telegram-канале Econet.ru. Подписывайтесь!

Дозировка природного антибиотика:

Во время болезни: пить по 1 чайной ложке до 6 раз в день, ежедневно   увеличивать дозу, пока вы не сможете выпить полстакана за день.
Вы можете закусить   лимоном или апельсином, они убьют пряный вкус.опубликовано econet.ru.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Природные антибиотики

Сегодня все больше специалистов говорят о том, что антибактериальную терапию необходимо использовать только в действительно угрожающих жизни ситуациях, когда требуется добиться быстрого результата. Даже короткий курс антибиотиков может привести к резистентности бактериальных популяций, проживающих в кишечнике и сохраняющихся до 4-х лет. Чрезмерная зависимость от антибиотиков привела к росту числа детей и взрослых с ослабленной функцией кишечника и аутоиммунными заболеваниями всех видов, связанными с несбалансированностью кишечной среды.

Что такое растительные или «природные» антибиотики?

Сегодня для терапии повседневных инфекций, которые не являются опасными для жизни, врачи рекомендуют использовать эффективные альтернативы, которые предлагает природа — растительные антибиотики 

Основное преимущество природных антибиотиков заключается в том, что они обладают выраженным антибактериальным действием, но не оказывают при этом дополнительную нагрузку на печень, почки, органы кроветворения. Антибиотики растительного происхождения укрепляют иммунитет, мягко действуют на все системы организма, восполняют дефицит витаминов. Они могут применяться как мощное вспомогательное средство терапии при воспалительных заболеваниях вирусной и бактериальной этиологии, дыхательных путей, в период выздоровления после тяжелых, истощающих заболеваний и как дополнительное общеукрепляющее средство.

Мощный растительный антибиотик – Цетрария

Цетрария (исландский мох) произрастает в арктических и горных районах северных стран. Целебные свойства цетрарии впервые были замечены местными жителями Исландии и Скандинавии, которые традиционно использовали ее в качестве средства от кашля, хронических проблем дыхательных путей, а также при заболеваниях полости рта, желудочно-кишечного тракта, пищевых отравлениях, диареи. Порошок цетрарии содержит 70% лишайникового крахмала лихенина и изолихенина, поэтому северные народы добавляли его в качестве загустителя при приготовлении хлебов, каш и супов.

Особые свойства цетрарии обуславливаются наличием в ней усниновой кислоты. Эта кислота проявляет высокую антибактериальную активность, оказывает губительное влияние на патогенные бактерии, но при этом не затрагивает нормальную микрофлору кишечника, что очень важно для предотвращения вторичной инфекции. Механизм антибиотического действия усниновой кислоты объясняется ее способностью блокировать процессы окислительного фосфорилирования в клетках микроорганизма.

Цетрария исландская в медицине

«Исландский мох» успешно используется при лечении простудных заболеваний, воспалениях органов брюшной полости и кишечника. Второе его название в IX столетии звучало как «легочный мох», поскольку доказан его эффект при простудных заболеваниях, кашле. Цетрария показана для излечения истощенных больных, при анемии, опрелостях и ожогах, язвах и гастритах. Растение обладает мощными антибактерицидными, ранозаживляющими, иммуностимулирующими свойствами. Оно успешно используется для заживления ран, лечения заболеваний кожи, инфекционных недугов, от кашля. Питательная ценность цетрарии имеет высокие показатели: 80% массы составляют углеводы, 2% — жиры, 3% — белки, поэтому легко усваивается организмом.

Мед: лечебные свойства и антибактериальная активность

Asian Pac J Trop Biomed. 2011 апрель; 1(2): 154–160.

Manisha Deb Mandal

1 Кафедра физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Jadavpur, Kolkata-700 032, India

Shyamapada Mandal

8 Gudas of Zoology Department College, Narkeldanga, Kolkata-700 054, India

1 Кафедра физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Jadavpur, Kolkata-700 032, Индия

2 Кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Индия

* Автор, ответственный за переписку: Шьямапада Мандал, кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Инида.Электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 2 февраля 2011 г.; Пересмотрено 27 февраля 2011 г .; Принято 28 марта 2011 г.

Copyright © 2011 Азиатско-Тихоокеанского журнала тропической биомедицины. Все права защищены. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Действительно, лекарственное значение меда было задокументировано в древнейших медицинских литературах мира, и с древних времен было известно, что он обладает антимикробным свойством, а также ранозаживляющим действием. Лечебное свойство меда связано с тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажное состояние раны, а его высокая вязкость помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции.Его иммуномодулирующее свойство также имеет отношение к заживлению ран. Антимикробная активность большинства медов обусловлена ​​ферментативным производством перекиси водорода. Однако другой вид меда, называемый неперекисным медом (, а именно , мед манука), проявляет значительный антибактериальный эффект, даже когда активность перекиси водорода заблокирована. Его механизм может быть связан с низким уровнем рН меда и высоким содержанием в нем сахара (высокая осмолярность), которого достаточно, чтобы препятствовать росту микробов.Мед медицинского класса обладает мощной бактерицидной активностью in vitro против устойчивых к антибиотикам бактерий, вызывающих несколько опасных для жизни инфекций у людей. Но существуют большие различия в антимикробной активности некоторых натуральных медов, что связано с пространственными и временными различиями в источниках нектара. Таким образом, идентификация и характеристика активных компонентов могут предоставить ценную информацию о качестве и возможном терапевтическом потенциале меда (против некоторых заболеваний человека), поэтому мы обсудили лечебные свойства меда с акцентом на их антибактериальную активность.

Ключевые слова: Мед, Антибактериальная активность, Ранозаживляющее свойство, Глюкозооксидаза, Неперекисный эффект, Мед медицинского назначения, Противомикробные вещества, Лекарственное свойство, Антимикробное свойство, Иммуномодулирующее свойство

1. Введение

важное значение для снижения глобального бремени инфекционных заболеваний. Однако по мере развития и распространения резистентных патогенов эффективность антибиотиков снижается. Этот тип устойчивости бактерий к противомикробным агентам представляет очень серьезную угрозу для здоровья населения, и для всех видов антибиотиков, включая основные препараты последней инстанции, частота резистентности во всем мире увеличивается [1], [2]. Следовательно, срочно необходимы альтернативные антимикробные стратегии, и, таким образом, эта ситуация привела к переоценке терапевтического использования древних средств, таких как растения и продукты на их основе, включая мед [3]–[5].

Использование народной медицины для лечения инфекций практикуется с момента зарождения человечества, и мед, производимый Apis mellifera ( A. mellifera ), является одним из старейших традиционных лекарственных средств, которые считаются важными при лечении ряда заболеваний. человеческие недуги.В настоящее время многие исследователи сообщают об антибактериальной активности меда и обнаружили, что натуральный ненагретый мед обладает антибактериальной активностью широкого спектра действия при тестировании на патогенные бактерии, бактерии полости рта, а также бактерии, вызывающие порчу пищевых продуктов [6], [7]. В большинстве древних культур мед использовался как в пищевых, так и в медицинских целях. Вера в то, что мед является питательным веществом, лекарством и мазью, дошла до наших дней, и поэтому в последние годы была разработана ветвь альтернативной медицины, называемая апитерапией, предлагающая лечение на основе меда и других продуктов пчеловодства против многих заболеваний. включая бактериальные инфекции.В настоящее время продается ряд медов со стандартизированными уровнями антибактериальной активности. Сообщается, что мед Leptospermum scoparium ( L. scoparium ), самый известный из медов, оказывает ингибирующее действие примерно на 60 видов бактерий, включая аэробы и анаэробы, грамположительные и грамотрицательные [8]. ]. Tan et al [9] сообщили, что мед Туаланг обладает переменным, но широким спектром активности против многих различных видов раневых и кишечных бактерий.В отличие от глюкозооксидазы, антибактериальные свойства Leptospermum spp. меды свето- и термоустойчивы. Натуральный мед из других источников может различаться в 100 раз по степени антибактериальной активности, что связано с перекисью водорода [6], [10]. Кроме того, мед гигроскопичен, что означает, что он может вытягивать влагу из окружающей среды и обезвоживать бактерии, а его высокое содержание сахара и низкий уровень pH также могут препятствовать росту микробов.

Основываясь на обширном поиске в нескольких журналах по биомедицине и веб-отчетах, мы обсудили в этом обзоре обновленные факты и явления, связанные с лечебными свойствами меда, с акцентом на их антибактериальную активность.

2. Лекарственное имущество

Мед — древнее средство для лечения инфицированных ран, которое недавно было «открыто заново» медиками, особенно там, где обычные современные терапевтические средства не срабатывают. Первое письменное упоминание о меде, шумерская табличка, датируемая 2100-2000 гг. до н.э., упоминает использование меда в качестве лекарства и мази. Аристотель (384-322 до н.э.), обсуждая различные меды, называл светлый мед «хорошим, как мазь от воспаленных глаз и ран».Сообщается, что мед манука проявляет антимикробную активность в отношении патогенных бактерий, таких как Staphylococcus aureus ( S. aureus ) и Helicobacter pylori ( H. pylori ), что делает этот мед многообещающим функциональным продуктом питания для лечения ран или язвы желудка[10].

Мед использовался с древних времен как средство для ускорения заживления ран[11], и неоднократно демонстрировался потенциал меда для заживления ран[12],[13].Мед получает признание в качестве средства для лечения язв, пролежней и других кожных инфекций, возникающих в результате ожогов и ран[14],[15]. Лечебные свойства меда можно объяснить тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает в ране влажную среду, что способствует заживлению, и обладает высокой вязкостью, которая помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции [6]. Есть много сообщений о том, что мед очень эффективен при перевязке ран, ожогов, кожных язв и воспалений; антибактериальные свойства меда ускоряют рост новой ткани для заживления раны[16].Было показано, что медимед и мед манука обладают активностью in vivo и подходят для лечения язв, инфицированных ран и ожогов[6],[17].

Мед при местном применении быстро очищает раневую инфекцию, способствуя заживлению глубоких хирургических ран с инфекцией[18]. Применение меда может способствовать заживлению инфицированных ран, которые не реагируют на обычную терапию, т.е. , антибиотики и антисептики[18], в том числе раны, инфицированные метициллинрезистентными S.aureus [19],[20]. Более того, его можно успешно использовать на кожных трансплантатах и ​​инфицированных участках донорских кожных трансплантатов [21].

Манука, мармелад и пастбищный мед способны стимулировать моноциты, предшественники макрофагов, к секреции TNF-α[22],[23]. С другой стороны, гликозилированные белки могут индуцировать секрецию TNF-α макрофагами, и известно, что этот цитокин индуцирует механизм заживления ран. активированными макрофагами во время заживления ран.Таким образом, иммуномодулирующее свойство меда имеет отношение к заживлению ран.

Поддержка использования меда в качестве схемы лечения язвенной болезни и гастрита исходит из традиционного фольклора, а также из современных сообщений[24]. Мед может способствовать восстановлению поврежденной слизистой оболочки кишечника, стимулировать рост новых тканей и действовать как противовоспалительное средство [24], [25]. Сырой мед содержит большое количество соединений, таких как флавоноиды и другие полифенолы, которые могут действовать как антиоксиданты.Сообщалось о клинических наблюдениях уменьшения симптомов воспаления при нанесении меда на раны. Удаление экссудата из ран, обработанных медом, помогает при лечении воспаленных ран [18].

3. Антибактериальная активность

3.1. Потенциальное антибактериальное средство

Использование меда в качестве традиционного средства от микробных инфекций восходит к древним временам[8]. Были проведены исследования меда манука ( L. scoparium ) [27], который продемонстрировал свою эффективность против нескольких патогенов человека, включая Escherichia coli ( E.coli ), Enterobacter aerogenes , Salmonella typhimurium , S. aureus [6], [27]. Лабораторные исследования показали, что мед эффективен против устойчивых к метициллину S. aureus (MRSA), β- гемолитических стрептококков и устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE)[28],[29]. Тем не менее, недавно обнаруженный мед может иметь преимущества или сходство с медом манука из-за повышенной антимикробной активности, местного производства (таким образом, доступности) и большей селективности в отношении важных с медицинской точки зрения организмов [6].Коагулазонегативные стафилококки очень похожи на S. aureus [14], [30] по своей чувствительности к меду с аналогичной антибактериальной активностью и более чувствительны, чем Pseudomonas aeruginosa ( P. aeruginosa ) и Enterococcus. видов[14].

Диско-диффузионный метод в основном является качественным тестом для определения чувствительности бактерий к противомикробным веществам; однако минимальная ингибирующая концентрация (MIC) отражает количество, необходимое для ингибирования бактерий.В соответствии с методами in vitro несколько бактерий (в основном с множественной лекарственной устойчивостью; МЛУ), вызывающих инфекции человека, которые оказались чувствительными к меду, представлены в .

Таблица 1

Антибактериальная активность меда в отношении бактерий, вызывающих опасные для жизни человека инфекции.

7 7
Бактериальный штамм Клиническое значение Авторы
Proteus spp. Сепсицемия, мочевыводящие инфекции, раны MONAN [8]
1 Serratia Marcescens 2 Septicemia, раневые инфекции MONAN [8]
Холерный вибрион Холера Молан[8]
С. Aureus Сообщество приобрел и носокомиальная инфекция Taormina et al [50]
Chauhan et al [34] et al [34]
Sherlock et al [35]
E.coli E.coli Инфекция мочевыводящих путей, диарея, септицемия, рана инфекции Chauhan et al [34] et al [34] 2
Sherlock et al [35]
P. aeruginosa раневая инфекция, язва диабетики
S. maltophilia S. Maltophilia S. раны, катетеры и дыхательные трубки Tan и др. [9]
A.schubertii раны инфекция выгорания Хассанейн и др [38]
Х. paraphrohaemlyticus
Micrococcus Шеиз
Cellulosimicrobium cellulans
Listonella anguillarum
A. baumannii
1 H.Pylori хронический гастрит, язвенные язвы на пептических, желудочных злокачественных новообразований NDIP et al [57]
Salmonella Enterica Serovar Typhi Enteric Tever MULU et al [58]
Chauhan et al [34] et al [34] et al [34]
Molan [8]
0 Mycobacterium tuberculosis Туберкулез Asadi-Pooya et al [59]

3.

2. Диаметр зоны ингибирования

Диаметр зоны ингибирования (ZDI) различных образцов меда (5%–20%) определяли в отношении E. coli O157: H7 (12 мм – 24 мм) и S. typhimurium (0–20 мм)[31]. Было обнаружено, что ZDI меда Nilgiris составляют (20–21) мм, (15–16) мм и (13–14) мм для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно. 32]. Агбагва и Франк-Петерсайд [33] исследовали различные образцы меда: западно-нигерийский мед, южно-нигерийский мед, восточно-нигерийский мед и северно-нигерийский мед и сравнили их способность ингибировать рост S.aureus , P. aeruginosa , E. coli и Proteus mirabilis ( P. mirabilis ) со средним значением ZDI (5,3–11,6) мм, (1,4–15,4) мм, (4,4–13,4) мм мм и (9,1–17) мм соответственно при концентрации меда 80–100 %. Экстракты сырого и обработанного меда показали ZDI (6,94–37,94) мм, против грамположительных бактерий , а именно. , S. aureus , Bacillus subtilis , Bacillus cereus , а также грамотрицательные бактерии, такие как E. coli , P. aeruginosa и S. enterica серовара Typhi[34]. представляет ZDI для грамотрицательных и грамположительных бактериальных штаммов, вызванных медом ulmo и manuka.

Антибактериальная активность меда ulmo и manuka на основе ZDI, полученного для клинических (C) MRSA и стандартных (S) MRSA, E. coli и P. aeruginosa изолятов.

3.3. Минимальная ингибирующая концентрация

Анализ МИК показал, что более низкий МИК наблюдался с медом ulmo ( Eucryphia cordifolia ) (3.1–6,3 % по объему), чем с медом манука (12,5 % по объему) для изолятов MRSA; для штаммов E. coli и Pseudomonas наблюдались эквивалентные МИК (12,5% по объему) [35]. МПК для меда Туаланг варьировались от 8,75% до 25%, а для меда манука — от 8,75% до 20% против многих патогенных грамположительных и грамотрицательных бактерий [9]. МИК мануки, вереска, хадикрафта и местного меда по отношению к клиническим и экологическим изолятам P. aeruginosa составила 10–20%, 10–20%, 11% и 10–20% соответственно[36]. .МИК меда A. mellifera варьировалась (126,23–185,70) мг/мл, а меда Tetragonisca angustula (142,87–214,33) мг/мл по сравнению с S. aureus [37]. МПК египетского клевера меда составляла 100 мг/мл для S. typhimurium и E. coli O157:H7[31]. МПК меда Нилгири составляли 25%, 35% и 40% для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно[32]. Значения МПК медовых экстрактов были найдены в диапазоне (0.625–5.000) мг/мл, для S. aureus , B. subtilis , B. cereus и грамотрицательных бактерий ( E. coli , P. aeruginosa 90 S. [34]

При визуальном осмотре МИК меда Туаланг составляла 8,75–25% по сравнению с МПК меда манука (8,75–20%) в отношении раневых и кишечных микроорганизмов: Streptococcus pyogenes ( S. pyogenes ), коагулазонегативные Staphylococci , MRSA, Streptococcus agalactiae , S. Aureus , Стенотрофомонас мальтофилия ( S. maltophilia ), Acinetobacter Baumannii ( A. Baumannii ), S. Typhi , P. aeruginosa , Proteus Mirabilis , Shigella Flexneri, E. coli , Enterobacter cloacae ( E. cloacae )[9]. Шесть штаммов бактерий от пациентов с ожоговыми ранами, а именно Aeromonas schubertii ( A. schubertii ), Haemophilius paraphrohaemlyticus ( H.Paraphroheemlyticus ), Micrococcus Luteus ( M. luteus ), целлюлозимикробия целлюланы ( C. Cellululans ), ListOnella Anguillarum ( L. Anguillarum ) и A. Baumannii имели микросхемы Cirtrus Мед клевера, нигеллы и эльджабали 35-40%, 35-40%, 35-40%, 25-30% соответственно, как сообщает Hassanein et al . Меды были ингибирующими при разбавлениях до 3,6-0,7 % (об./об.), пастбищный мёд — 3.4% – 0,5% (об./об.), а для меда манука – против коагулазонегативных стафилококков [10]. МИК разных видов меда для разных штаммов патогенных бактерий определяли многие авторы [39]; в этой статье для пероральных бактериальных штаммов и бактериальных штаммов, вызывающих раневые инфекции, MIC меда изображены в и .

МИК четырех разных медов (как показано на рисунке) к штаммам бактерий полости рта ( Streptococcus spp., E. coli и S.золотистый ).

МПК различных видов меда для штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции.

3.4. Исследование времени элиминации

Кинетика элиминации обеспечивает более точное описание противомикробной активности противомикробных агентов, чем МИК[2]. В нашем более раннем исследовании мы изучали времяактивность автоклавированного меда в отношении E. coli , P. aeruginosa и S. Typhi , чтобы установить потенциальную эффективность такого местного меда (ранее не исследовавшегося), собранного из деревни штата Западная Бенгалия, Индия[5]. Антибиотические и устойчивые изоляты S. aureus , S. Epidermidis , EpiderCoccus Faucium , E.coli , P. CLOUCAE , E. Cloacae , и Klebsiella Oxytoca были убиты в течение 24 ч на 10–40% (об./об.) меда[40]. Таким образом, необходимы дополнительные исследования, чтобы установить различные местные меды на основе кинетики уничтожения и их эффективного применения in vivo против МЛУ-инфекций.

4. Механизмы и факторы, влияющие на антибактериальную активность

4.1. Механизм антибактериальной активности

Полезная роль меда объясняется его антибактериальными свойствами в отношении его высокой осмолярности, кислотности (низкий pH) и содержания перекиси водорода (H 2 O 2 ) и отсутствия перекиси компоненты, т.е. , наличие фитохимических компонентов, таких как метилглиоксаль (MGO)[41],[42]. Антимикробными агентами в меде являются преимущественно перекись водорода, концентрация которой определяется относительным уровнем глюкозооксидазы, синтезируемой пчелой, и каталазы, происходящей из цветочной пыльцы[41]. Большинство видов меда образуют H 2 O 2 при разбавлении из-за активации фермента глюкозооксидазы, который окисляет глюкозу до глюконовой кислоты, и H 2 O 2 , что, таким образом, приписывает антимикробную активность [43]. . Но в некоторых случаях перекисную активность в меде можно легко разрушить нагреванием или присутствием каталазы.

Помимо H 2 O 2 , который вырабатывается в большинстве обычных медов эндогенным ферментом глюкозооксидазой, было обнаружено, что несколько других неперекисных факторов ответственны за уникальную антибактериальную активность меда[13].Мед может сохранять свою антимикробную активность даже в присутствии каталазы (отсутствие глюкозооксидазы), и поэтому этот тип меда считается «неперекисным медом» [8], [13]. Известно, что несколько компонентов способствуют непероксидной активности, например, присутствие метилсирингата и метилглиоксаля, которые были тщательно изучены в меде манука, полученном из дерева манука ( L. scoparium ) [42], [44]. ]. В отличие от мёда манука, активность ульмового мёда во многом обусловлена ​​производством H 2 O 2 : 25 % (об./об.) раствор ульмового мёда не имел обнаруживаемой антибактериальной активности при тестировании в присутствии каталазы, в то время как при При такой же концентрации мед манука сохранял свою антибактериальную активность в присутствии каталазы (отсутствие H 2 O 2 ) [35].Ни на один вид деятельности не влияет стерилизующая процедура гамма-облучения[13].

Для меда характерна кислая среда с pH от 3,2 до 4,5, что достаточно низко, чтобы ингибировать некоторые бактериальные патогены[45]; изображает значения pH различных медов. Минимальные значения pH для роста некоторых распространенных патогенных бактерий составляют: E. coli (4,3), Salmonella spp. (4,0), P. aeruginosa (4,4), S. pyogenes (4,5)[46], и, таким образом, в неразбавленном меде кислотность является значительным антибактериальным фактором. Антибактериальные свойства меда также обусловлены осмотическим эффектом его высокого содержания сахара и низкого содержания влаги, наряду с кислотными свойствами глюконовой кислоты и антисептическими свойствами его H 2 O 2 [47]. Недавнее исследование антимикробных свойств меда in vitro показало, что H 2 O 2 , MGO и антимикробный пептид, пчелиный дефенсин-1, являются различными механизмами, участвующими в бактерицидной активности меда [48].

Значения рН различных медов, обладающих антибактериальной активностью

4.2. Факторы, влияющие на антибактериальную природу меда

Молан и Купер [49] сообщили, что разница в антимикробной активности между различными видами меда может быть более чем в 100 раз, в зависимости от его географического, сезонного и ботанического происхождения, а также сбора, обработки и хранения. условия. Антибактериальная природа меда зависит от различных факторов, работающих по отдельности или синергетически, наиболее важными из которых являются H 2 O 2 , фенольные соединения, pH раны, pH меда и осмотическое давление меда. Перекись водорода вносит основной вклад в антимикробную активность меда, и разные концентрации этого соединения в разных сортах меда приводят к разным антимикробным эффектам [8]. Далее сообщалось, что физические свойства, наряду с географическим распространением и различными цветочными источниками, могут играть важную роль в антимикробной активности меда[50]. Несколько авторов сообщили, что разные меды существенно различаются по силе их антибактериальной активности, которая зависит от источника растения [6], [7], [51].Так, было показано, что противомикробная активность меда может варьироваться от концентрации < 3 % до 50 % и выше [6], [10], [51]. Сообщается, что бактерицидный эффект меда зависит от концентрации используемого меда и природы бактерий [4], [52]. Концентрация меда влияет на антибактериальную активность; чем выше концентрация меда, тем больше его полезность в качестве антибактериального средства[31]. Taormina et al [50] сообщили, что концентрация меда, необходимая для полного ингибирования S. typhimurium рост <25%.

5. Заключение

О резистентности микроорганизмов к меду никогда не сообщалось[53], что делает его очень многообещающим местным противомикробным средством против инфекции устойчивых к антибиотикам бактерий ( например, , MDR S. maltophilia ) и в лечение хронических раневых инфекций, не отвечающих на антибактериальную терапию. Поэтому мед использовался как последнее средство. Мед манука был широко исследован, и его антибактериальный потенциал известен во всем мире.Эффективность меда, такого как мед Туаланг, против микроорганизмов предполагает его потенциал для использования в качестве альтернативного терапевтического средства при определенных заболеваниях, особенно при раневых инфекциях.

Lusby и соавт. [6] сообщили, что мед, отличный от имеющегося в продаже антибактериального меда (, например, , мед манука), может иметь эквивалентную антибактериальную активность против бактериальных патогенов. Рост видов бактерий, вызывающих желудочные инфекции, таких как S.typhi , S. flexneri и E. coli ингибируются медом Туаланг в низких концентрациях. Сообщалось, что мед Туаланг эффективен против E. coli , S. typhi и S. pyogenes [54], и, таким образом, при пероральном приеме в чистом неразбавленном виде этот мед может помочь ускорить выздоровление. от таких инфекций. Мед эффективен при использовании в качестве заменителя глюкозы при пероральной регидратации, а его антибактериальная активность сокращает продолжительность бактериальной диареи.

В настоящее время возникающие тенденции устойчивости к противомикробным препаратам у бактериальных патогенов ожоговых ран представляют серьезную проблему[55]. Таким образом, мед с эффективными противомикробными свойствами против устойчивых к антибиотикам организмов, таких как MRSA и MDR P. aeruginosa, Acinetobacter spp.. и представителей семейства Enterobacteriaceae , которые связаны с инфекциями ожоговых ран и внутрибольничными инфекциями, очень ожидаемо[55],[56].

В целом, непредсказуемая антибактериальная активность нестандартизированного меда может препятствовать его внедрению в качестве противомикробного средства из-за различий в антибактериальной активности различных медов in vitro .В настоящее время продается ряд медов со стандартизированными уровнями антибактериальной активности, из которых наиболее известен мед манука ( Leptospermum ), а также мед Туаланг ( Koompassia excelsa ). Мед медицинского назначения (ревамил, медмед), который потенциально может быть местной антибактериальной профилактикой из-за его бактерицидной активности широкого спектра или для лечения местных инфекций, вызванных устойчивыми к антибиотикам, а также чувствительными к антибиотикам бактериями. , следует рассматривать для терапевтического использования.Кроме того, горный мед, манука, капильяно и эко-мед продемонстрировали ингибирующую активность в отношении изолятов H. pylori при концентрации 10% (об./об.)[57], демонстрируя, что мед местного производства обладает превосходной антибактериальной активностью, сравнимой с коммерческим медом. Поэтому необходимо изучить другие виды меда местного производства, но еще не испытанные на предмет их антимикробной активности.

Сноски

Заявление о конфликте интересов: Мы заявляем об отсутствии конфликта интересов.

Ссылки

1. Леви С.Б., Маршалл Б. Антибактериальная резистентность во всем мире: причины, проблемы и ответы. Нат Мед. 2004; 10: 122–129. [PubMed] [Google Scholar]2. Мандал С., Пал Н.К., Чоудхури И.Х., Деб Мандал М. Антибактериальная активность ципрофлоксацина и триметоприма, по отдельности и в комбинации, против изолятов Vibrio cholerae O1 биотипа El Tor серотипа Ogawa. Польский J Microbiol. 2009; 58: 57–60. [PubMed] [Google Scholar]3. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К. Синергетическая активность амоксициллина против Staphylococcus aureus в сочетании с экстрактами Emblica officinalis и Nymphae odorata .Asian Pac J Trop Med. 2010;3:711–714. [Google Академия]4. Basualdo C, Sgroy V, Finola MS, Juam M. Сравнение антибактериальной активности меда разного происхождения против бактерий, обычно выделяемых из кожных ран. Вет микробиол. 2007; 124:375–381. [PubMed] [Google Scholar]5. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К., Саха К. Антибактериальная активность меда в отношении клинических изолятов Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa и Salmonella enterica серовара Typhi.Asian Pac J Trop Med. 2010 г. (принято) [Google Scholar]6. Лусби П.Е., Кумбс А.Л., Уилкинсон Дж.М. Бактерицидная активность различных медов в отношении болезнетворных бактерий. Арх Мед Рез. 2005; 36: 464–467. [PubMed] [Google Scholar]7. Мундо М.А., Падилья-Закур О.И., Воробо Р.В. Ингибирование роста пищевых патогенов и организмов, вызывающих порчу пищевых продуктов, с помощью отборного сырого меда. Int J Food Microbiol. 2004; 97:1–8. [PubMed] [Google Scholar]8. Молан ПК. Антибактериальная природа меда. Характер антибактериальной активности.Пчелиный мир. 1992; 73: 5–28. [Google Академия]9. Тан Х.Т., Рахман Р.А., Ган С.Х., Халим А.С., Хассан С.А., Сулейман С.А. и др. Антибактериальные свойства малазийского меда туаланг против раневых и кишечных микроорганизмов по сравнению с медом манука. BMC Комплемент Альтернативная Мед. 2009; 9:34. дои: 10.1186/1472-6882-9-34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]10. Френч В.М., Купер Р.А., Молан П.С. Антибактериальная активность меда в отношении коагулазонегативных стафилококков . J Антимикробная химиотерапия.2005; 56: 228–231. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ван ден Берг А.Дж., Ван ден Ворм Э., Ван Аффорд Х.К., Халкес С.Б., Хекстра М.Дж., Бейкельман С.Дж. Исследование in vitro антиоксидантных и противовоспалительных свойств гречишного меда. J Уход за ранами. 2008; 17: 172–178. [PubMed] [Google Scholar] 12. Молан ПК. Доказательства, подтверждающие использование меда в качестве повязки на рану. Int J Низкие экстремальные раны. 2006; 5:40–54. [PubMed] [Google Scholar] 13. Саймон А., Трейнор К., Сантос К., Блазер Г., Боде У., Молан П. Медицинский мед для ухода за ранами — по-прежнему «новейший курорт» на основе Evid Alternat Med.2008 г.: 10.1093/ecam/nem175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]14. Купер Р.А., Молан П.С., Хардинг К.Г. Мед и грамположительные кокки, имеющие клиническое значение в ранах. J Appl Microbiol. 2002; 93: 857–863. [PubMed] [Google Scholar] 15. Купер Р.А., Халас Э., Молан П.С. Эффективность меда в ингибировании штаммов Pseudomonas aeruginosa от инфицированных ожогов. J Burn Care Rehabil. 2002; 23: 366–370. [PubMed] [Google Scholar] 16. Лусби П.Е., Кумбс А., Уилкинсон Дж.М. Мед: мощное средство для заживления ран? J Wound Ostomy Continence Nursing.2002; 29: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 17. Аль-Ваили Н.С., Акмаль М., Аль-Ваили Ф.С., Салум К.Ю., Али А. Антимикробный потенциал меда из Объединенных Арабских Эмиратов в отношении некоторых микробных изолятов. Медицинский научный монитор. 2005; 11: 433–438. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ахмед А.К., Хекстра М.Дж., Хаге Дж., Карим Р.Б. Медово-лечебные повязки: превращение древнего средства в современную терапию. Энн Пласт Сург. 2003; 50: 143–148. [PubMed] [Google Scholar] 19. Натараджан С., Уильямсон Д., Грей Дж., Хардинг К.Г., Купер Р.А. Лечение язвы на ноге, вызванной гидроксимочевиной, колонизированной MRSA, с помощью меда.J Дерматол Трет. 2001; 12:33–36. [PubMed] [Google Scholar] 20. Данфорд С., Купер Р.А., Молан П.С. Использование меда в качестве повязки при инфицированных поражениях кожи. Нурс Таймс. 2000;96:7–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мисирлиоглу А., Эроглу С. Использование меда в качестве вспомогательного средства при заживлении донорских участков кожного трансплантата расщепленной толщины. Дерматол Хирург. 2003; 29: 168–172. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тонкс А.Дж., Купер Р.А., Джонс К.П., Блэр С., Партон Дж., Тонкс А. Мед стимулирует выработку воспалительных цитокинов моноцитами. Цитокин.2003; 21: 242–247. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тонкс А., Купер Р.А., Прайс А.Дж., Молан П.С., Джонс К.П. Стимуляция высвобождения ФНО-альфа в моноцитах медом. Цитокин. 2001; 14: 240–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Молан ПК. Почему мед эффективен как лекарство. 1. Использование в современной медицине. В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация исследований пчел; 2001. [Google Scholar] 25. Молан ПК. Почему мед эффективен как лекарство. 2. Научное объяснение его эффектов.В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация исследований пчел; 2001. [Google Scholar] 26. Blassa M, Candracci M, Accorsi A, Piacentini MP, Albertini MC, Piatti E. Сырой миллефиори-мёд богат антиоксидантами. Пищевая хим. 2006; 97: 217–222. [Google Академия] 27. Висавадия Б.Г., Ханисетт Дж., Дэнфорд М.Х. Медовая повязка манука: эффективное средство для лечения хронических раневых инфекций. Br J Maxillofac Surg. 2006; 44:38–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Аллен К.Л., Хатчинсон Г., Молан П.С.Возможность использования меда для лечения ран, инфицированных MRSA и VRE. Первый Всемирный Целительный Конгресс, Мельбурн, Австралия. 2000: 10–13. [Google Академия] 29. Кингсли А. Использование меда при лечении инфицированных ран. Британский Дж. Уход. 2001; 10: С13–С16. [PubMed] [Google Scholar] 30. Абхишек К.Дж., Равичандран В., Мадхви С., Агравал Р.К. Синтез и антибактериальная оценка производных 2-замещенного-4,5-дифенил-N-алкилимидазола. Asian Pac J Trop Med. 2010;3(6):472–474. [Google Академия] 31. Бадави ОФХ, Шафии ССА, Тарват Э.Э., Камаль А.М.Антибактериальная активность пчелиного меда и его терапевтическая ценность в отношении инфекции Escherichia coli O157:H7 и Salmonella typhimurium . Rev Sci Technol Int Epiz. 2004; 23:1011–1122. [PubMed] [Google Scholar] 32. Раджесвари Т., Венугопал А., Вишванатан С., Кишму Л., Венил К.К., Саси Кумар Дж.М. Антибактериальная активность меда в отношении золотистого стафилококка из инфицированных ран. Фармакологияонлайн. 2010; 1: 537–541. [Google Академия] 33. Агбагва ОЭ, Франк-Петерсайд Н.Влияние сырого товарного меда из Нигерии на отдельные патогенные бактерии. Африканская компания J Microbiol Res. 2010; 4:1801–1803. [Google Академия] 34. Чаухан А., Пандей В., Чакко К.М., Хандал Р.К. Антибактериальная активность сырого и обработанного меда. Электрон Дж Биол. 2010;5:58–66. [Google Академия] 35. Шерлок О., Долан А., Атман Р., Пауэр А., Гетин Дж., Кауман С. и др. Сравнение антимикробной активности ульмового меда из Чили и меда манука против метициллин-резистентного золотистого стафилококка , кишечной палочки и синегнойной палочки .BMC Комплемент Альтернативная Мед. 2010;10:47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]36. Маллаи В., Менон Т. Бактерицидная активность различных видов меда в отношении клинических и экологических изолятов Pseudomonas aeruginosa . J Alternat Complement Med. 2007; 13: 439–441. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миорин П.Л., Леви Н.К., Кустодио А.Р., Бретц В.А., Маркуччи М.С. Антибактериальная активность меда и прополиса из Apis mellifera и Tetragonisca angustula против Staphylococcus aureus .J Applied Microbiol. 2003; 95: 913–920. [PubMed] [Google Scholar] 38. Хассанейн С.М., Гебрил Х.М., Хассан А.А. Мед по сравнению с некоторыми антибиотиками против бактерий, выделенных из ожоговых инфекций пациентов в больнице Университета Айн-Шамс. J Американская наука. 2010;6:301–320. [Google Академия] 39. Купер Р. Как мед залечивает раны? В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация исследований пчел; 2001. [Google Scholar]40. Kwakman PHS, Johannes PC, Van den Akker, Ahmet G, Aslami H, Binnekade JM, et al.Мед медицинского назначения убивает устойчивые к антибиотикам бактерии in vitro и устраняет колонизацию кожи. Клин Инфекция Дис. 2008; 46 doi: 10.1086/587892. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]41. Уэстон Р.Дж. Вклад каталазы и других натуральных продуктов в антибактериальную активность меда: обзор. Пищевая химия. 2000; 71: 235–239. [Google Академия]42. Маврик Э., Виттманн С., Барт Г., Хенле Т. Идентификация и количественная оценка метилглиоксаля как доминирующего антибактериального компонента меда манука ( Leptospermum scoparium ) из Новой Зеландии.Мол Нутр Фудз Рез. 2008; 52: 483–489. [PubMed] [Google Scholar]43. Бэнг Л.М., Бантинг С., Молан П.С. Влияние разбавления на скорость образования перекиси водорода в меде и его влияние на заживление ран. J Altern Complement Med. 2003; 9: 267–273. [PubMed] [Google Scholar]44. Адамс С.Дж., Боулт С.Х., Дедман Б.Дж., Фарр Дж.М., Грейнджер М.Н.К., Мэнли-Харрис М. и др. Выделение с помощью ВЭЖХ и характеристика биоактивной фракции новозеландского меда манука ( Leptospermum scoparium ). Карбогид Рез.2008; 343: 651–659. [PubMed] [Google Scholar]45. Хания К., Сейед М.С., Хуссейн М. Предварительное исследование антибактериальной активности некоторых лекарственных растений Хузестана (Иран) Asian Pac J Trop Med. 2010;3(3):180–184. [Google Академия] 46. О’Грэйди Ф.В., Ламберт Х.П., Финч Р.Г., Гринвуд Д. Антибиотики и химиотерапия. 7-е изд. Нью-Йорк: Живой камень Черчилля; 1997. [Google Scholar]48. Квакман П.Х., Те Вельде А.А., де Бур Л., Шпейер Д., Ванденбрук-Граулс К.М., Заат С.А. Как мед убивает бактерии. FASEB J. 2010; 24:2576–2582.[PubMed] [Google Scholar]49. Молан П.С., Купер Р.А. Мед и сахар как повязка на раны и язвы. Троп Док. 2000; 30: 249–250. [PubMed] [Google Scholar]50. Таормина П.Дж., Ниемира Б.А., Беушат Л.Р. Ингибирующая активность меда в отношении патогенов пищевого происхождения под влиянием присутствия перекиси водорода и уровня антиоксидантной способности. Int J Food Microbiol. 2001; 69: 217–225. [PubMed] [Google Scholar]51. Уилкинсон Дж.М., Кавана Х.М. Антибактериальная активность 13 медов против Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .Джей Мед Фуд. 2005; 8: 100–103. [PubMed] [Google Scholar]52. Аделеке ОЭ, Олаитан ДжО, Окепекпе ЭИ. Сравнительная антибактериальная активность меда и гентамицина в отношении Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa . Анналы горят огнём бедствий. 2006;19:n4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]54. Тумин Н., Халим Н.А., Шахджахан М., Нур Изани Н.Дж., Саттар М.А., Хан А.Х. и др. Антибактериальная активность местного малазийского меда. Малазийская J Pharma Sci. 2005; 3:1–10. [Google Академия]56.Эрол С., Алтопарлак У., Акчай М.Н., Челеби Ф., Парлак М. Изменения микробной флоры и колонизация ран у обожженных пациентов. Бернс. 2004; 30: 357–361. [PubMed] [Google Scholar]57. Ндип Р.Н., Алертия Э., Таканг М., Эчакачи К.М., Малонге А., Акоачере Дж.Т.К. и др. Антимикробная активность отобранных медов in vitro в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori . Африканская наука о здоровье. 2007; 7: 228–231. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]58. Мулу А., Тессема Б., Дерби Ф. Оценка in vitro противомикробного потенциала меда в отношении распространенных патогенов человека.Эфиоп J Health Dev. 2004; 18:107–112. [Google Академия] 59. Асади-Пуйя А.А., Пнехшахин М.Р., Бехешти С. Противомикобактериальное действие меда: исследование in vitro . Ривиста Ди Биология. 2003; 96: 491–495. [PubMed] [Google Scholar]

Антибактериальный яблочный уксус уничтожает устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus и резистентную Escherichia coli

Химические реагенты, микроорганизмы, среды и условия культивирования высокоустойчивый к цефепиму и комбинации цефепим-энметазобактам был приобретен у LGC Promochem.Штаммы MRSA (ATCC 33591, NCTC8325, устойчивые к метициллину) были приобретены в Public Heath, Colindale, England. Клеточная линия U937 CRL-1593.2 была приобретена из Американской коллекции типовых культур.

Реагенты

Модифицированная среда Дульбекко, диметил-этил-сульфонилоксид, сбалансированный солевой раствор HANKS, гистопак, этанол, фосфатно-солевой буфер, параформальдегид, ацетон, дитиотреитол, йодацетамид, трипсин из поджелудочной железы свиньи протеомной степени, муравьиная кислота, ацетонитрил, вода для ВЭЖХ, метанол и безшприцевые фильтрующие устройства Whatman Mini-UniPrep (размер пор 0.45 мкм) были приобретены у Sigma Aldrich (Пул, Великобритания). TNF-альфа, твердофазные иммуноферментные анализы (ELISA) были приобретены у Research and Development Systems (Abingdon, UK). Агар Мюллера-Хинтона был приобретен у Oxoid, Великобритания. Яблочный уксус Bragg’s и таблетки яблочного уксуса (500 мг) были приобретены в компании Troo Health, Колчестер, Великобритания.

Приготовление инокулята и измерение антимикробной активности ACV на основе ранее опубликованных методов Yagnik et al.

14

Культуры резистентной E. coli и MRSA выращивали на питательных средах. Все культуры культивировали во встряхивающем инкубаторе при 37 °C в течение 24 ч в течение ночи перед использованием. Агар Мюллера-Хинтона (МГА) готовили растворением 38 г в 1 л дистиллированной воды, кипячением смеси в течение 1 мин, после охлаждения и автоклавирования разливали по чашкам. Их оставляли сохнуть и впоследствии хранили при 37 °C. Все микробные культуры были доведены до 0,5 стандарта МакФарланда 1.В экспериментах использовали 5 × 10 8 КОЕ/мл и 4 × 10 6 КОЕ/мл каждого организма. Каждый микроб равномерно наносили на чашки, содержащие ГАМ. Для добавления образца 100 мкл ACV в различных концентрациях добавляли в лунки, которые были пробиты в агаре. Затем планшеты инкубировали при 37°C в течение 24 часов. Зоны ингибирования вокруг образцов идентифицировали, фотографировали и измеряли в мм. Опыты повторяли не менее пяти раз.

Этическое одобрение

Все экспериментальные протоколы были одобрены Комитетом по этике естественных наук Миддлсекского университета, Великобритания, номер 2323.Кроме того, методы проводились в соответствии с соответствующими руководящими принципами и правилами.

Культура мононуклеарных клеток человека, аналогично ранее опубликованная Yagnik et al.

14

Клеточная линия моноцитов человека U937 использовалась в качестве источника моноцитов, приобретенных в Американской коллекции типовых культур (ATCC). Клетки культивировали при плотности 4 × 10 5 /мл либо с rE. coli , MRSA или различные концентрации ACV при подсчете 4 × 10 6 КОЕ/мл соответственно в течение 24 ч при 37 °C и 5% CO 2 , после чего супернатанты собирали и анализировали на секрецию TNF-α с помощью ELISA. наборы в соответствии с протоколами производителя.

Измерение фагоцитарной способности моноцитов с помощью проточной цитометрии ) в течение 4 ч при 37 °C и 5% CO

2 . Затем клетки соскребали, пополняли ледяным PBS, содержащим 1 мМ ЭДТА, промывали и удаляли с планшетов. Полученные осадки фиксировали в 400 мкл 4% параформальдегида и анализировали с помощью проточного цитометра FACS Calibur (Beckton Dickinson Immunocytometry Systems, Великобритания и программное обеспечение Cell Quest , 2019 г.).

Подготовка проб для масс-спектрометрического анализа, аналогично ранее опубликованному Yagnik et al.

14

MRSA и rE. coli инкубировали с ACV или без него в разведении 1/25 в течение 24 ч при 37°C и центрифугировали при 900 об/мин, супернатант удаляли, оставляя осадок бактерий. Было использовано не менее 12 повторов образцов. Осадок бактериальных клеток ресуспендировали в холодном ацетоне (600 мкл) и центрифугировали при 14800 об/мин в течение 5 мин для осаждения белка. Супернатант удаляли и затем добавляли 50 мМ бикарбоната аммония (400 мкл) для растворения экстрагированных белков.Концентрацию белка измеряли с помощью нанокапельного устройства (Thermo Fisher UK).

Образцы восстанавливали 10 мМ дитиотреитола (ДТТ) в течение 15 минут при 56 °C и алкилировали 100 мМ йодацетамидом в течение 30 минут при комнатной температуре в темноте. Затем каждый образец расщепляли трипсином при 37 °C в течение ночи.

Методы масс-спектрометрии для микробного анализа на основе ранее опубликованных Yagnik et al.

14
Сбор данных ЖХ-МС/МС на основе методов, аналогично ранее опубликованных Yagnik et al.
14

Триптические гидролизаты анализировали с использованием системы высокоэффективной жидкостной хроматографии Dionex Ultimate 3000 RSLC Nano, соединенной с Q Exactive. Аликвоту (15 мкл) триптического гидролизата обессоливали и концентрировали с использованием 5 мм × 300 мкм внутреннего диаметра. Картридж-ловушка C18 и растворители, состоящие из смеси воды и ацетонитрила (98:2 %, об./об.), содержащей 0,05 % ТФУ (загрузочный растворитель А) и смеси ацетонитрила и воды (80:20 %, об./об.) ( загрузку растворителя B) при скорости потока 20 мкл/мин.Концентрированный образец разделяли с использованием профиля бинарного градиентного элюирования, состоящего из смеси воды и ацетонитрила (95:5 по объему), содержащей 0,1% муравьиной кислоты (элюент А), и смеси ацетонитрила и воды (80:20%, v/v) (элюент B), содержащий 0,1% муравьиной кислоты при скорости потока 6 мкл/мин. Градиент составлял 0 мин — 0% В, 4 мин — 5% В, 5 мин — 8% В, 40 мин — 40% В, 41 мин — 80% В. Температуру автоматического пробоотборника и термостата колонки устанавливали на 4 и 40 °С соответственно. Q Exactive работал в режиме зависимости от данных.Сканирование MS-обзора было получено от m/z 350 до 2000 с разрешением 70 000 с AGC 3e6 и максимальным IT 100 мс. 10 наиболее распространенных ионов были подвергнуты МС/МС и измерены с разрешением 17 500 и AGC 1e5 и максимальным IT 200 мс 14 .

Обработка и анализ данных на основе методов, аналогично опубликованных ранее Yagnik et al.
14

Данные ЖХ-МС/МС обрабатывались с использованием Proteome Discoverer v2.1 (ThermoFisher Scientific, Великобритания) с поиском в базе данных по загруженному файлу FASTA, полученному из Uniprot_SwissProt_2019_02.Параметры поиска были установлены для сопоставления спектров МС/МС с пептидами, созданными путем полностью специфического расщепления трипсином, с допуском по массе предшественника, равным 10 м.д., и с допуском по массе фрагмента, равным 0,02 Да. Карбамидометил (CAM:   +   57,021 Да) был установлен как статическая модификация цистеинов, тогда как окисление метионина (MetOx:   +   15,995 Да) было установлено как переменная модификация. Сначала результаты визуализировались в программе, а затем экспортировались в Excel для дальнейшего просмотра 14 .

Статистический анализ

Все экспериментальные результаты выражены как среднее ± стандартное отклонение (SD).Статистический анализ проводился с использованием одностороннего дисперсионного анализа или t-критерия Стьюдента, результаты считались значимыми при p < 0,05 (при сравнении микробов, обработанных яблочным уксусом, с необработанными группами во всех экспериментах). Все эксперименты повторяли не менее 3–5 раз. Анализ проводился с использованием программного обеспечения Excel версии 2019.

Ученые определили секретный ингредиент меда, который убивает бактерии — ScienceDaily

Приятные новости для тех, кто ищет новые антибиотики: новое исследование, опубликованное в печатном издании FASEB за июль 2010 г. Журнал впервые объясняет, как мед убивает бактерии.В частности, исследование показывает, что пчелы вырабатывают белок, который они добавляют в мед, называемый дефенсин-1, который однажды можно будет использовать для лечения ожогов и кожных инфекций, а также для разработки новых лекарств, способных бороться с инфекциями, устойчивыми к антибиотикам.

«Мы полностью выяснили молекулярную основу антибактериальной активности одного медицинского меда, что способствует применению меда в медицине», — сказал Себастьян А.Дж. Заат, доктор философии, участвовавший в работе исследователь из отдела медицинской микробиологии Академического медицинского центра в Амстердаме.«Мед или изолированные компоненты, полученные из меда, могут иметь большое значение для профилактики и лечения инфекций, вызванных устойчивыми к антибиотикам бактериями».

Чтобы сделать открытие, Заат и его коллеги исследовали антибактериальную активность медицинского меда в пробирках против группы устойчивых к антибиотикам болезнетворных бактерий. Они разработали метод выборочной нейтрализации известных антибактериальных факторов в меде и определения их индивидуального антибактериального вклада.В конечном итоге исследователи выделили белок дефенсин-1, который является частью иммунной системы медоносных пчел и добавляется пчелами в мед. После анализа ученые пришли к выводу, что подавляющее большинство антибактериальных свойств меда исходит от этого белка. Эта информация также проливает свет на внутреннюю работу иммунной системы медоносных пчел, что может однажды помочь селекционерам создать более здоровых и крепких медоносных пчел.

«На протяжении тысячелетий мы знали, что мед может помочь при наших болезнях, но мы не знали, как он работает», — сказал Джеральд Вайсманн, М.Д., главный редактор журнала FASEB Journal , «Теперь, когда мы извлекли мощный антибактериальный ингредиент из меда, мы можем сделать его еще более эффективным и избавить от бактериальных инфекций».

Источник истории:

Материалы предоставлены Федерацией американских обществ экспериментальной биологии . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Обзор противомикробных препаратов для растений: механистическая точка зрения | Устойчивость к противомикробным препаратам и инфекционный контроль

Сегодня микробные инфекции, устойчивость к антибиотикам представляют собой самые большие проблемы, которые угрожают здоровью общества.Микробные инфекции ежегодно уносят миллионы жизней во всем мире. В 2013 г. было зарегистрировано 9,2 млн смертей от инфекций, т. е. около 17% от общего числа смертей [1, 2]. Возникновение эволюции резистентности привело к тому, что существующие антибактериальные препараты стали менее эффективными или даже неэффективными [3, 4]. В последние годы были предложены различные стратегии преодоления резистентности к антибиотикам. Одна из рекомендуемых стратегий для достижения этой цели включала комбинацию других молекул с недействующими антибиотиками, что, по-видимому, восстанавливает желаемую антибактериальную активность [5, 6].Эти молекулы могут быть неантибиотическими препаратами с потенциальными антибактериальными свойствами, что может создать возможности для инновационных терапевтических подходов [7]. В этом случае фитохимические вещества продемонстрировали мощную активность, в то время как многие исследователи использовали натуральные продукты для борьбы с устойчивостью бактерий [8,9,10,11]. Эти агенты могут действовать отдельно или в сочетании с антибиотиками для усиления антибактериальной активности в отношении широкого круга бактерий [10, 12, 13, 14]. Однако до сих пор взаимосвязь структура-активность и механизмы действия природных соединений в значительной степени оставались неясными.В настоящем обзоре мы сосредоточились на описании взаимосвязи между структурой природных соединений и их возможным механизмом действия.

Механизмы антибактериальной активности и резистентности

Антибактериальная активность агента в основном объясняется двумя механизмами, которые включают химическое вмешательство в синтез или функцию жизненно важных компонентов бактерий и/или обход обычных механизмов антибактериальной резистентности. На рисунке 1 показаны эти механизмы, и, как видно, существует множество мишеней для антибактериальных агентов, которые включают (I) биосинтез бактериального белка; (ΙΙ) биосинтез клеточной стенки бактерий; (ΙΙΙ) разрушение клеточной мембраны бактерий; (ΙV) репликация и репарация бактериальной ДНК и (V) ингибирование метаболического пути.

Рис. 1

a Проверенные мишени для антибактериальных препаратов. На биосинтез белка на рибосоме нацелены различные классы антибиотиков, такие как макролиды, тетрациклины, аминогликозиды. На клеточную мембрану могут воздействовать некоторые антибиотики, такие как полимиксин B. Эти антибиотики изменяют проницаемость внешней мембраны бактерий и, наконец, дестабилизируют внешнюю мембрану бактерий. Антибиотики фторхинолонового ряда ингибируют репликацию ДНК, захватывая комплекс ДНК, связанный с ферментом ДНК-гиразой.Биосинтез клеточной стенки подавляется различными классами антибиотиков. b Множественные механизмы устойчивости бактерий к антибиотикам. Эффлюксные насосы удаляют антибиотики из бактерий (например, резистентность к фторхинолонам и триметоприму у P. aeruginosa ). Ферменты разрушения, разлагающие антибиотики (β-лактамы в Enterobacteriaceae ). Модифицирующие ферменты, которые изменяют структуру антибиотика (например, хлорамфеникол или фосфомицин в P. aeruginosa )

Кроме того, бактерии могут проявлять устойчивость к антибактериальным агентам посредством различных механизмов.Некоторые виды бактерий врожденно устойчивы к одному или нескольким классам противомикробных агентов. В этих случаях все штаммы этого вида бактерий проявляют устойчивость ко всем представителям этих антибактериальных классов. Основная проблема заключается в том, что бактерии приобретают устойчивость, когда изначально восприимчивые бактериальные популяции становятся устойчивыми к антибактериальному агенту [15]. Таким образом, одним из ключевых факторов в поиске решений для замедления развития антибиотикорезистентности является знание механизмов антибактериальной резистентности [16], которые в основном включают в себя активацию эффлюксной помпы, разрушение антибактериальных агентов с помощью ферментов разрушения, модификация антибиотиков с помощью модифицирующих ферментов и изменение структур-мишеней в бактериях, обладающих меньшей аффинностью к антибактериальному распознаванию [8].Следует также отметить, что резистентность к антибактериальным средствам может быть связана с одним механизмом или разными типами вместе. Основным механизмом распространения устойчивости к антибиотикам через бактериальные популяции являются плазмиды в роли генетического материала, способного к независимой репликации и передаче между бактериальными клетками и видами.

Далее каждый из этих механизмов обсуждается отдельно.

Механизмы действия антибактериальных средств

Бактериальный биосинтез белка

Существует огромное количество молекулярных стадий, участвующих в инициации, удлинении и прекращении сборки белка бактериальной рибосомой.Таким образом, ингибирование синтеза белка путем воздействия на рибосомные субъединицы является эффективным подходом к борьбе с бактериальными инфекциями. Важные классы антибиотиков, такие как макролиды, тетрациклины, аминогликозиды и оксазолидиноны, проявляют антибактериальную активность благодаря этому конкретному механизму [17].

Биосинтез клеточной стенки

Слой бактериальной клеточной стенки является проверенной мишенью для антибактериальных агентов, который состоит из сети пептидных и гликановых нитей, которые ковалентно сшиты друг с другом и могут обеспечить более высокую механическую прочность для осмотического лизиса.Существует два типа ферментов семейства, которые играют решающую роль в формировании этого слоя, включая трансгликозилазы и транспептидазы, хотя их функциональность была описана ранее. Бифункциональные ферменты, содержащие как домены транспептидазы, так и трансгликозилазы, являются подходящими мишенями для бактерицидных антибиотиков, включая пенициллины и цефалоспорины. Было также обнаружено, что семейство гликопептидных антибиотиков, таких как ванкомицин, нацеливается на слой пептидогликана в сборке клеточной стенки другим путем.Эти антибиотики способны связывать пептидный субстрат пептидогликанового слоя и тем самым предотвращать возникновение реакции с ферментами. Тем не менее, общий эффект очень похож, что снижает перекрестное связывание пептидогликана и, следовательно, ослабляет клеточную стенку [18].

Филаментирующий термочувствительный мутант Z (FtsZ) является первым белком, который перемещается к месту деления в процессе клеточного деления. Этот белок необходим для рекрутирования других белков, которые в конечном итоге образуют новую клеточную стенку между делящимися бактериальными клетками [19].До сих пор одним из перспективных подходов в борьбе с бактериальными инфекциями была процедура нацеливания на ингибирование деления бактериальных клеток, которое осуществляется путем контроля функциональности FtsZ.

Ингибирование синтеза нуклеиновых кислот

ДНК-гираза известна как фермент, отвечающий за суперспирализацию и раскручивание бактериальной ДНК и репликацию ДНК. Этот фермент необходим для процессов синтеза, репликации, репарации и транскрипции, и, следовательно, гиразу можно рассматривать как прекрасную мишень для антибактериальных средств и антибиотиков, включая налидиксовую кислоту, а также фторхинолонов, таких как ципрофлоксацин [20].

Разрушение бактериальной мембраны

Различные антибиотики, такие как полимиксины, могут связываться с липидным компонентом А липополисахарида и, следовательно, вызывать структурные изменения посредством фосфолипидного обмена, что может привести к осмотическому дисбалансу и, в конечном итоге, к быстрой гибели бактерий [15 ].

О разрушении клеточной мембраны бактерий сообщалось давно, и в нем участвовали даже другие химические соединения, такие как местные анестетики [21] или дезинфицирующие средства [22].Разрушение наружной мембраны, цитоплазматической мембраны и нарушение энергетического обмена клеток может вызвать потерю проницаемости, утечку внутриклеточных компонентов и даже коагуляцию цитоплазмы.

Механизмы резистентности к антибактериальным средствам

Эффлюксный насос

Антибактериальное средство может быть эффективным при достижении определенного места действия и накапливаться в определенных концентрациях. Эффлюксные насосы (ЭП) действуют как экспортная или эффлюксная система, которая может вызывать устойчивость к широкому спектру антибактериальных агентов.В рамках этого механизма антибактериальный агент откачивается быстрее, чем время, необходимое ему для диффузии в бактериальную клетку, и, следовательно, внутрибактериальная концентрация становится намного меньше эффективного значения. Например, системы синтеза белка, такие как рибосомы, расположены в цитоплазме. Таким образом, ингибиторы синтеза белка вынуждены проходить через клеточные мембраны, а затем накапливаться до концентрации, достаточной для того, чтобы вызвать блокаду синтеза белка.За счет снижения внутрибактериальной концентрации ингибиторов, которые опосредованы ВП, процессы синтеза бактериальных белков могут осуществляться без перерывов [23, 24].

EP способны выводить как липофильные, так и амфипатические молекулы из бактерий. В другом аспекте они также были способны переносить один тип субстрата и/или ряд структурно несходных антибактериальных агентов (например, несколько классов антибиотиков), которые были обнаружены у многих устойчивых к лекарствам бактерий [25].

Пять основных семейств EP были обнаружены у бактерий, включая главное суперсемейство фасилитаторов (MFS), мультилекарственное и токсическое отток (MATE), резистентность-узлообразование-деление (RND), малую множественную лекарственную резистентность (SMR) и АТФ-связывающую кассету. (Азбука) [26]. Семейства MFS, ABC, SMR и MATE в основном обнаруживаются как у грамположительных, так и у -отрицательных бактерий, в то время как суперсемейство RND особенно обнаруживается у грамотрицательных бактерий [27]. Группа семейств RND всегда состоит из трехчастного комплекса, охватывающего обе мембраны грамотрицательных бактерий.Что касается грамположительных бактерий, семейство MFS было сообщено как наиболее распространенное EP, в то время как их хорошо известными членами, как известно, являются NorA из Staphylococcus aureus и PmrA из Streptococcus pneumoniae . На рисунке 2 показаны упомянутые основные семейства ВП, существующие в бактериях. Антибиотикорезистентность по этому механизму может наблюдаться у широкого круга патогенных грамположительных и -отрицательных бактерий и грибов, таких как S. aureus , Pseudomonas aeruginosa , Acinetobacter baumannii и Candida albicans [28].Таким образом, использование ингибиторов EP, EPI, в сочетании с антибактериальными агентами можно рассматривать как эффективный подход для борьбы с микробными инфекциями.

Рис. 2

Схематическое изображение основных семейств бактериальных эффлюксных насосов. Семейство резистентности-узлообразования (RND), семейство малой множественной лекарственной устойчивости (SMR), суперсемейство основных фасилитаторов (MFS), семейство экструзии множественных лекарственных средств и токсичных соединений (MATE) и кассета, связывающая аденозинтрифосфат (АТФ) (ABC). ) надсемейство

Структурная модификация поринов

Внутриклеточный доступ антибиотика может быть ограничен снижением поступления антибиотика.Приток в основном контролируется поринами, которые представляют собой белки, способные образовывать заполненные водой открытые каналы, обеспечивающие пассивный транспорт молекул через липидные бислойные мембраны [29,30,31]. Таким образом, порины можно рассматривать как потенциальные мишени для бактерицидных соединений, особенно для грамотрицательных бактерий [30]. Изменение структуры поринов приводит к изменению проницаемости мембраны и является механизмом ухода от антибактериальных агентов [31]. Это обстоятельство является одной из бактериальных стратегий антибактериальной резистентности, которая часто обнаруживается у грамотрицательных клинических патогенов, таких как Acinetobacter spp.и Pseudomonas spp. [29].

Уничтожение антибактериальных средств

Вторая стратегия бактериальной резистентности – химическая деградация антибиотиков или антибактериальных средств, целью которой, в отличие от предыдущей, является изменение химической формулы. Классическая деградация опосредована атакой гидролитического фермента β-лактамазы на β-лактамное кольцо пенициллинов, цефалоспоринов и карбапенемов [32, 33]. По наблюдениям, каждая молекула фермента способна гидролизовать 10 3 молекул антибиотика в секунду; поэтому можно констатировать, что при секреции 10 5 ферментов резистентными бактериями ежесекундно разрушается 100 млн молекул назначенного антибиотика, что приводит к полной неэффективности антибиотика [16].

Модификация антибиотиков

Другие классы антибиотиков, такие как аминогликозиды, представляют другой механизм резистентности по сравнению с предыдущими. Эти антибактериальные агенты дезактивируются путем модификации функциональных групп в трех местах с использованием трех видов модифицирующих ферментов. Эти модифицированные продукты проявляют значительно более низкое сродство к РНК и вызывают блокаду синтеза белка, поскольку не способны связываться с рибосомами [34].

Измененная мишень

Изменение сайта связывания лекарственного средства может рассматриваться как еще один механизм резистентности, при котором сайт-мишень антибактериального агента будет сконструирован в такой форме, что антибактериальный агент не сможет с ним реагировать и, таким образом, приведет к резкое снижение антибактериальной активности средства. Этот тип устойчивости можно обозначить как «перепрограммировать целевую структуру», который обнаруживается у широкого круга резистентных бактерий [16, 35]. Например, резистентность резистентных бактерий к эритромицину объясняется различными механизмами, такими как активация эффлюксной помпы, а также изменением места действия лекарственного средства, которое известно как пептидилтрансфераза.На всем протяжении метилирования этого фермента, которое происходит по определенному аминокислотному остатку, процедуры биосинтеза белка, опосредованные антибиотиками, не нарушаются, но сродство антибиотиков к месту действия, пептидилтрансферазе, значительно снижается. Этот механизм резистентности является основным подходом к лекарственно-устойчивым клиническим изолятам S. aureus [36].

Резистентность к пенициллину может возникать в результате экспрессии новых форм пенициллин-связывающих белков (ПСБ), которые обладают более низким сродством к антибиотику, путем мутации соответствующих генов.Приобретение гена mecA у видов S. aureus может привести к получению новых форм ПСБ с низким сродством ко всем β-лактамным антибиотикам. Этот тип механизма широко наблюдался у устойчивых к метициллину штаммов Staphylococcus aureus (MRSA) [37, 38].

Дополнительным примером этого механизма является устойчивость к ванкомицину у видов энтерококков, устойчивых к ванкомицину (VRE). У этих видов гены vanHAX кодируют новый путь ферментов, которые вызывают структурные изменения путем переключения с амидной связи в структуре D-Ala-D-Ala пептидогликана на сложноэфирную связь в структуре D-Ala-D-Lac, что приводит к снижение сродства к связыванию лекарственного средства до 1000 раз [39].

Химические вещества растительного происхождения

Хотя синтетические антимикробные агенты уже одобрены во многих странах, использование природных соединений, полученных из микробов, животных или растений, привлекает внимание многих исследователей [40, 41]. Эти соединения продемонстрировали многообещающие результаты в преодолении возникновения устойчивости к антибиотикам у бактериальных патогенов [42]. Среди всех доступных вариантов соединения растительного происхождения показали больше потенциальных применений в борьбе с бактериальными инфекциями.Химические вещества растительного происхождения представляют собой широкую группу химических соединений, которые естественным образом обнаруживаются в растениях. Широкое распространение этих соединений продемонстрировало полезные преимущества с точки зрения антиоксидантной, антибактериальной и противогрибковой активности. Они могут восстановить клиническое применение старых антибиотиков за счет повышения их эффективности и, как следствие, предотвращения развития резистентности [43]. Некоторые растения и/или растительные компоненты, обладающие антимикробной активностью и имеющиеся в продаже для потребителей, перечислены в Таблице 1.

Таблица 1 Некоторые растительные продукты с антимикробной активностью

На основании их химической структуры их можно разделить на несколько основных групп, которые включают алкалоиды, серосодержащие соединения, терпеноиды и полифенолы. Наиболее важные фитосоединения из разных химических классов перечислены в Таблице 2.

Таблица 2 Самые сильные противомикробные соединения растений, о которых сообщалось в последние годы
Алкалоиды

Алкалоиды представляют собой гетероциклические соединения азота, которые содержат чрезвычайно изменчивые химические структуры.Антибактериальная активность алкалоидов уже доказана, и многие исследования показали, что эти соединения могут играть значительную роль в лечении многих инфекционных заболеваний [44]. Большинство алкалоидов действуют через активность EPI, которая выступает в качестве предполагаемого механизма антибактериальной функциональности. Наиболее важные алкалоиды с сильным антибактериальным действием показаны на рис. 3. Piper longum при совместном введении с ципрофлоксацином ингибировал рост мутантного S.aureus , а также значения МИК для S. aureus заметно снизились [45]. Совместное введение пиперина и гентамицина было эффективным при комбинированной инфекции MRSA [46]. Было изучено применение пиперина в качестве ЭФИ, и результаты показали, что это соединение влияет на активность NorA EP S. aureus и MRSA [46, 47].

Берберин (2) известен как изохинолиновый алкалоид и может быть обнаружен в корнях и коре стеблей видов барбарисов, который также является основным активным ингредиентом Rhizoma Coptidis и Cortex phellodendri и широко используется в традиционной медицине. медицина.Это соединение проявляет активность против бактерий, грибков, простейших и вирусов. Интеркаляция ДНК, нацеливание на РНК-полимеразу, гиразу и топоизомеразу IV и, наконец, ингибирование клеточного деления являются механизмом антибактериального действия берберина [48,49,50]. Результаты другого исследования показали, что его антибактериальные свойства связаны с ингибированием белка клеточного деления FtsZ [51]. Это соединение также способно ингибировать клеточную функцию бактерий с помощью различных механизмов, таких как повреждение клеточной структуры, а также ингибиторов синтеза белка и ДНК, которые приводят к гибели бактерий [52].К настоящему времени берберин стал сильным антибактериальным средством с целью замены обычных антибиотиков, а также для преодоления препятствий, связанных с устойчивостью к антибиотикам. Унгеремин — еще один изохинолиновый алкалоид, который был получен из метанольного экстракта луковиц Pancratium illyricum L., который, как было замечено, обладает антибактериальной активностью. Это соединение может вызывать заметное увеличение расщепления ДНК путем нацеливания и ингибирования бактериальной топоизомеразы IA [53, 54].

Хинолиновые алкалоиды, такие как диктамнин (3) [55], кокусагин (4) и макулин (5), которые были выделены из коры стебля Teclea afzeli , показали многообещающую антибактериальную активность [56]. Природные или синтетические хинолоновые алкалоиды могут ингибировать ферменты топоизомеразы II типа и, следовательно, также ингибировать репликацию ДНК [57]. Алкилметилхинолоны могут снижать потребление O 2 в обработанных бактериях и, соответственно, рассматриваться как ингибиторы дыхания [58].

Резерпин (6) представляет собой индольный алкалоид, который был получен из Rauwolfia serpentina и является хорошо известным природным соединением с мощной активностью EPI [59]. Широкий спектр видов бактерий, в том числе Staphylococcus spp. , Streptococcus spp. и Micrococcus spp. , показали повышенную чувствительность к антибиотикам при их совместном введении с резерпином [60]. Кроме того, резерпин способен заметно повышать чувствительность изолятов с МЛУ, принадлежащих к A.baumannii по отношению к антибиотикам. Следует также отметить, что EP AdeABC были сверхэкспрессированы во всех этих клинических изолятах [61]. В другом исследовании было показано, что сверхэкспрессия EP была основным механизмом резистентности к фторхинолонам у резистентных Stenotrophomonas maltophilia , в то время как добавление резерпина снижало резистентность к антибиотикам [62]. В совокупности можно сделать вывод, что резерпин представляет собой соединение с мощной активностью EPI как в грамположительных, так и в -отрицательных бактериях.

Как упоминалось ранее, ингибиторы FtsZ можно рассматривать как новый класс антибактериальных средств с потенциалом проявления широкого спектра действия. Известно, что некоторые встречающиеся в природе алкалоиды, такие как сангвинарин и берберин, способны изменять функциональность FtsZ [63].

Сангвинарин (7) может быть получен путем экстракции некоторых конкретных растений, таких как Chelidonium majus , Sanguinaria canadensis и Macleaya cordata .В исследовании была проверена активность сангвинарина против штаммов MRSA, а также изучен его механизм действия. Было показано, что обработка бактерий этим соединением может приводить к высвобождению мембраносвязанных аутолитических ферментов клеточной стенки и приводит к лизису клетки; с другой стороны, трансмиссионная электронная микроскопия MRSA показала изменения на всем протяжении формирования перегородок. В совокупности предполагается, что возможный механизм действия сангвинарина против MRSA заключается в нарушении цитоплазматической мембраны [64].В предыдущем исследовании было указано, что сангвинарин и берберин не только являются сильным интеркалятором ДНК, но и являются мощными ингибиторами репликации и транскрипции [65]. Было также высказано предположение, что сангвинарин может проявлять антимикобактериальную активность против двух модельных видов микобактерий, которые включают Mycobacterium aurum и Mycobacterium smegmatis [66].

Томатидин (8) представляет собой стероидный алкалоид, получаемый из пасленовых растений, включая помидоры, картофель и баклажаны, который проявляет мощную антибактериальную активность против S.aureus отдельно или в комбинации с аминогликозидами [67]. Кроме того, были также доказаны синергетические эффекты между томатидином и аминогликозидами против лекарственно-устойчивых штаммов S. aureus [68]. Томатидин можно рассматривать как потенциальный антибиотик, усиливающий действие различных антибиотиков, таких как гентамицин, цефепим и ципрофлоксацин, а также ампициллин, против как грамположительных, так и -отрицательных бактерий, включая S. aureus , P. aeruginosa и Enterococcus. faecalis инфекций [69].

Ханоклавин (9) классифицируется как трициклический алкалоид спорыньи, выделенный из Ipomoea muricata и проявляющий синергический эффект при совместном введении с тетрациклином против MDR Escherichia coli . Было обнаружено, что это соединение ингибирует ФП, что, по-видимому, родственно АТФаза-зависимым [70].

Holarrhena antidysenterica принадлежит к семейству Apocynaceae и традиционно используется для лечения различных заболеваний, таких как дизентерия, диарея, лихорадка и бактериальные инфекции [71].Кора H. antidysenterica состоит из алкалоидов, особенно стероидного алкалоида конессина (10), который отвечает за его терапевтические эффекты [72]. Это соединение эффективно как против грамположительных, так и против грамположительных бактерий и проявляет потенциальную антибактериальную активность. Результаты имеющихся исследований показали, что антибактериальная активность конессина почти аналогична активности антибиотиков, которые использовались в качестве контроля. Более того, комбинация конессина с обычными антибиотиками оказывает синергетическое действие [73, 74].Это соединение также использовалось в качестве модифицирующих резистентность агентов в отношении чувствительности A. baumannii к антибиотикам. Кроме того, в результате комбинации конессина с антибиотиками наблюдалась значительная синергетическая активность. Кроме того, это вещество проявляет активность EPI в отношении AdeIJK EP, что играет важную роль в выведении нескольких антибиотиков из A. baumannii [75, 76].

Скваламин (11) представляет собой природное стероидно-полиаминовое соединение, впервые выделенное из морской акулы.Однако это соединение, которое в основном не встречается в растениях, проявляет антимикробную активность широкого спектра действия, разрушая микробные мембраны и влияя на их проницаемость. У грамотрицательных бактерий скваламин взаимодействует с отрицательно заряженными фосфатными группами внешней мембраны бактерий, что является первым этапом последовательностей, ведущих к разрушению мембраны. Однако в случае грамположительных бактерий он может вызывать деполяризацию цитоплазматической мембраны, что приводит к утечке цитоплазматического содержимого и быстрой гибели клеток [77].

Сероорганические соединения

В литературе имеется большое количество сообщений на тему антибактериальной и противогрибковой активности серосодержащих соединений, полученных из растений [78, 79]. Серосодержащие соединения, такие как аллицин, аджоен, диалкенил и диалкилсульфиды, S-аллилцистеин и S-аллилмеркаптоцистеин, а также изотиоцианаты проявляют антибактериальную активность как против грамположительных, так и против грамнегативных бактерий [43, 80]. В результате проведенных исследований установлено, что растения с высоким содержанием полисульфидов способны проявлять широкий спектр антимикробной активности [81, 82].Наиболее важные соединения с потенциальной антибактериальной активностью показаны на рис. 4.

Рис. 4

Химическая структура некоторых антимикробных сероорганических соединений

Аллицин (12), также известный как диаллилтиосульфинат, представляет собой сероорганическое соединение, которое получают из чеснок ( Allium sativum ), вид семейства Alliaceae . Антимикробная активность этого соединения давно признана, и его антибактериальная активность наблюдалась в отношении широкого спектра бактерий, таких как Staphylococcus epidermidis , P.aeruginosa , Streptococcus agalactiae , MRSA и оральные патогены, которые могут вызывать периодонтит [83]. Другое исследование подтвердило тот факт, что аллицин может усиливать антибактериальную активность некоторых антибиотиков, включая цефоперазон, тобрамицин и ципрофлоксацин, в отношении P. aeruginosa [84].

Сообщалось о механизме антимикробной активности аллицина, который был связан с ингибированием сульфгидрил-зависимых ферментов, включая алкогольдегидрогеназу, тиоредоксинредуктазу и РНК-полимеразу [85].Эти наблюдения были подтверждены обнаружением сниженного ингибирующего действия аллицина, вызванного добавлением в среду цистеина и глутатиона. Эти два соединения способны реагировать с дисульфидной связью аллицина и предотвращать повреждение микробных клеток [86]. Кроме того, было обнаружено, что аллицин частично ингибирует синтез ДНК и белка. Доказано также непосредственное действие аллицина на РНК, что указывает на возможность того, что РНК является возможной мишенью для аллицина [87].

Аджоен (13) — еще одно сероорганическое соединение, обнаруженное в экстрактах чеснока. Это соединение состоит из смеси двух основных стереоизомеров, включающих E- и Z-аджоен. Ajoene продемонстрировал антимикробную активность широкого спектра действия как против грамположительных, так и против грамположительных бактерий, грибков и простейших; однако он проявляет более сильную противовирусную активность по сравнению с аллицином. Кроме того, как и в случае с аллицином, ингибирующее действие аджоена значительно снижается при добавлении цистеина, что связано с существующим взаимодействием между аминокислотой и дисульфидными связями соединения.На данный момент можно сделать вывод, что аджоен обладает тем же антибактериальным механизмом действия, что и аллицин, который функционировал в соответствии с различными тиол-зависимыми ферментативными системами [88].

Изотиоцианаты (ИТЦ) представляют собой летучие сероорганические соединения, которые получают в результате реакции между растительными глюкозинолатами и ферментом мирозиназой. После разрушения ткани фермент гидролизуется в активные соединения, такие как нитрилы, тиоцианаты и ITC. Эти соединения были обнаружены исключительно во всем отряде Capparales и в изобилии присутствуют в растениях семейства Brassicaceae, таких как цветная капуста, капуста, горчица и брокколи.Среди всех них ITC продемонстрировали более сильное ингибирующее действие на различные патогенные бактерии, что делает их многообещающими антибактериальными кандидатами.

Антимикробная активность ИТЦ, извлеченных из корня хрена ( Armoracia rusticana ), была оценена в отношении оральных патогенов, и полученные результаты показали, что эти соединения способны проявлять самую сильную антимикробную активность [89]. Было обнаружено, что ITC обладают мощным бактерицидным действием против Helicobacter pylori , который действует путем ингибирования уреазы и уменьшения воспалительного компонента инфекций Helicobacter [90].

Хотя противомикробные механизмы ITC полностью не изучены, было подсчитано, что его антимикробная активность может быть связана с реактивностью ITC с белками, которые могут нарушать биохимические процессы in vivo. Атом углерода группы ITC (-N=C=S) обладает высокой электрофильностью и легко реагирует с аминами, тиолами и гидроксилами; следовательно, они могут легко атаковать тиолы и амины аминокислотных остатков, которые существуют в белках, однако в основном они атакуют сульфгидрильные группы [91].Цистеин играет решающую роль в структуре белка, регулирующей функции, а также в стабилизации белка с помощью различных механизмов. Известно, что ITC ингибируют сайты связывания АТФ P-АТФазы в бактериях ( E. coli ), что осуществляется путем атаки на остаток цистеина [92].

Сульфорафан (14) представляет собой соединение, которое присутствует в ITC и может быть найдено в различных растениях, таких как Diplotaxis harra . Он получен из 4-метилсульфинилбутилглюкозинолата и проявляет мощную антиканцерогенную и антибактериальную активность, особенно в отношении H.pylori , который известен как потенциальный возбудитель рака желудка. Это вещество также эффективно против S. aureus и Listeria monocytogenes ; поэтому сульфорафан можно рассматривать как хороший кандидат на роль нового природного антибактериального агента [93].

Allyl ITCs (15) AITCs представляет собой сероорганическое соединение с формулой C=C-C-N=C=S, которое, как было обнаружено, проявляет мощную антибактериальную активность. Он часто встречается у растений семейства Brassicaceae , таких как Armoracia rusticana и Eutrema japonicum [94].В ходе исследования оценивали антибактериальные свойства АИТЦ в отношении E. coli и S. aureus , в результате чего была доказана его бактериостатическая и бактерицидная активность [94]. Помимо эффективности в снижении значений МИК эритромицина в отношении S. pyogenes [95], AITC также продемонстрировали синергический эффект со стрептомицином в отношении E. coli и P. aeruginosa [96]. В другом исследовании было указано, что AITC проявлял низкий ингибирующий эффект в отношении трех грамположительных бактерий [55].Сообщалось о различных механизмах антимикробной активности AITC. При использовании в виде пара это соединение может повредить целостность клеточной стенки и привести к утечке клеточных метаболитов. Тем не менее, лечение вызвало изменения внутренней структуры, которые наблюдались с помощью электронной микроскопии [55, 97, 98]. Delaquis и Mazza предполагают, что AITC может вызывать инактивацию основных внутриклеточных ферментов путем окислительного расщепления дисульфидных связей [99].Лин и его коллеги сообщили о наблюдаемых индуцированных повреждениях бактериальной клетки после воздействия AITC, что привело к образованию пор на клеточных мембранах и вызвало утечку внутриклеточных веществ [55].

Benzyl ITCs (16) (BITC) представляет собой изотиоцианат, который можно найти в Alliaria petiolate [100]. Это вещество было протестировано на 15 изолятах MRSA и было признано бактерицидным в отношении 11 из них. Основываясь на этом наблюдении, BITC может эффективно подавлять штаммы MRSA [101].Мощная антибактериальная активность этого соединения, по-видимому, зависит от химической структуры. BITC обладает как липофильными, так и электрофильными свойствами и может проникать через наружную бактериальную мембрану и нарушать способность бактерии поддерживать целостность мембраны, что аналогично тому, что было обнаружено в отношении катионных пептидов [102].

Фенетилизотиоцианат (17) (PEITC) — это еще один тип ITC, который можно найти в овощах семейства крестоцветных, таких как Brassica campestris и Brassica rapa [103].Это соединение использовалось для оценки антибактериальной активности in vitro в отношении бактерий, выделенных из кишечного тракта человека. Хотя ПЭИТЦ проявлял потенциальную противомикробную активность в отношении грамположительных бактерий, он продемонстрировал низкую ингибирующую активность в отношении грамотрицательных бактерий [104]. Противогрибковая активность ПЭИТЦ в отношении Alternaria brassicicola также изучалась, и были получены многообещающие результаты [105]. Предполагаемые противогрибковые свойства ITC могут быть связаны с различными факторами, включая снижение скорости потребления кислорода, внутриклеточное накопление активных форм кислорода (АФК) и, наконец, деполяризацию митохондриальной мембраны [106].

Бертероин (18), содержащийся в брокколи ( Brassica oleracea L. ), показал самые низкие значения МПК как в отношении внеклеточных, так и внутриклеточных бактерий и, следовательно, может рассматриваться как активное соединение с высокой бактерицидной активностью. Кроме того, было обнаружено, что это соединение эффективно против H. pylori [107, 108].

Фенольные соединения

Фенольные соединения включают широкий спектр биоактивных природных соединений, которые широко используются в медицинских целях.Эти соединения, как биологически активные молекулы, играют важную роль в усилении активности антибиотиков против резистентных патогенов с помощью различных механизмов [109, 110, 111]. На рисунке 5 показаны наиболее важные фенольные соединения с потенциальной антибактериальной активностью.

Рис. 5

Химическая структура некоторых противомикробных фенольных соединений

Снижение активности EP и действие в качестве цепи EPI являются одними из наиболее важных механизмов. Эти типы соединений показали многообещающую активность EPI против патогенных бактерий.Таблица 1 содержит список наиболее важных ЭФП, которые были выделены из растительного источника.

Ресвератрол (19) известен как природное фенольное соединение, проявляющее активность ЭФИ в отношении различных бактерий, которое способно ингибировать активность CmeABC ФП Campylobacter jejuni или ФП M. smegmatis [112, 113]. Феррейра и др. изучали EPI-активность этого соединения против Arcobacter butzleri LMG 10828 и Arcobacter cryaerophilus LMG 10829.Результаты показали увеличение накопления бромистого этидия в присутствии ресвератрола [114].

Байкалеин представляет собой флавон (20), выделенный из корней Thymus vulgaris , Scutellaria baicalensis, и Scutellaria Lateriflora . В предыдущих исследованиях сообщалось об антибактериальной активности экстракта Scutellaria baicalensis [115]. Антимикробная активность различных экстрактов S. litwinowii была проверена в сравнении со стандартными штаммами S.aureus , Bacillus cereus , P. aeruginosa , E. coli и C. albicans . Минимальные ингибирующие и бактерицидные концентрации определяли методом микроразведения бульона и соли тетразолия хлорида. Результаты этого исследования показали, что экстракты, полученные из надземных частей S. litwinowii , обладают антиоксидантными и антимикробными свойствами [116]. Байкалеин также может значительно восстанавливать эффективность β-лактамных антибиотиков, тетрациклина и ципрофлоксацина против MRSA посредством ингибирования EP NorA [117].Кроме того, наблюдались синергетические эффекты в результате комбинации байкалеина с тетрациклином против E. coli путем ингибирования EP [118].

Ингибирующая активность биоханина А (21), изофлавона, в системе оттока MRSA была изучена ранее, и результаты показали, что это вещество может ингибировать ВП MRSA путем снижения экспрессии белка NorA [119]. Ингибирующее действие биоханина А на внутриклеточные бактерии Chlamydia spp.было исследовано, и результаты показали, что это соединение является мощным ингибитором Chlamydia spp. [120]. Более того, мощная EPI-активность биоханина А была продемонстрирована против штаммов Mycobacterium [113, 121]. Несколько других флавоноидов также проявляли ингибирующую активность в отношении NorA EP. Хризоспленол-D (22) и хризопленетин (23), которые представляют собой два метоксилированных флавона из Artemisia annua , ингибировали NorA EP в присутствии субингибирующих концентраций берберина в качестве субстрата NorA EP [122].Изофлавоноиды и флавонолигнаны — два других класса фенольных соединений, которые могут ингибировать NorA и повышать активность норфлоксацина и берберина [123]. Силибин, флавонолигнан из известного лекарственного растения Silybum marianum и изофлавоноиды биоханин А, генистеин и оробол из Lupinus argenteus потенцируют S. aureus в отношении многих субстратов NorA EP [123, 124].

Тема гибридизации антибиотиков с флавоноидами привлекала внимание многих исследователей, так как может снижать активность ВП [125].Было показано, что накопление антибиотиков и активность гибридных молекул заметно усиливаются, что подтверждает желаемый двойной механизм действия.

Кемпферол (24) является активным флавоноидом, который рассматривался в качестве потенциального кандидата против различных патогенных микробов, поскольку была доказана его эффективность против устойчивых к флуконазолу C. albicans , а также против MRSA [126, 127]. EPI-активность кемпферола против MRSA была аналогична активности верапамила в качестве контроля и в основном из-за влияния на помпу NorA.Кемпферол рамнозид, природное гликозидное производное кемпферола из Persea lingue , может повышать антимикробную активность ципрофлоксацина в штамме S. aureus со сверхэкспрессией NorA до 8 раз [128].

Браун и др. разработали новый основанный на LC-Mass метод идентификации ингибиторов EP и изучили чистые флавоноиды в качестве ингибиторов с помощью этого нового подхода. Интересно, что они обнаружили, что, хотя метод, основанный на флуоресценции, не смог правильно продемонстрировать ингибирующую активность, тем не менее, в ходе метода, основанного на LC-Mass, раментин и кемпферол продемонстрировали прекрасное ингибирование со значениями IC 50 66 и 60 мкМ соответственно [129].Кроме того, кверцетин (25) продемонстрировал умеренное ингибирование ФП, в то время как в предыдущих исследованиях не было никаких признаков ингибирующей активности. По-видимому, можно констатировать, что флавоноиды обладают тушащими эффектами при их позиционировании в методах, основанных на флуоресценции, что может повлиять на результаты, достигаемые в этом типе исследований [129].

Халконы представляют собой другие группы фенольных соединений, которые могут ингибировать ФП и повышать активность антибиотиков. 4′,6′-Дигидрокси-3′,5′-диметил-2′-метоксихалкон (26), выделенный из Dalea versicolor , ингибировал EP NorA и снижал MIC эритромицина с 0.4 до 0,1 мкг/мл [130]. Более обширная работа по халконам была выполнена Holler et al. Скрининг библиотеки из 117 природных и синтетических халконов показал, что два синтетических халкона, а именно 4-фенокси-4′-диметиламиноэтоксихалкон и 4-диметиламино-4′-диметиламиноэтоксихалкон, были равносильны резерпину, алкалоиду с мощной ингибирующей активностью NorA EP [131]. В соответствии с этим исследованием халконы могут рассматриваться как кандидаты для более клинически значимых исследований в будущем для преодоления этого типа устойчивости к антибиотикам.

Галлаты катехина, такие как галлат эпигаллокатехина (EGCG) (27), представляют собой еще одну группу фенольных соединений, которые полезны для здоровья, а также проявляют мощную противомикробную активность в отношении резистентных патогенов, таких как MRSA. Было обнаружено, что эти соединения слабо ингибируют ФП NorA [132].

Антимикробная активность природных фенольных соединений не ограничивается их способностью ингибировать эффлюксный насос. На сегодняшний день идентифицировано несколько фенольных соединений с различными механизмами действия [109].В качестве примера этих механизмов можно указать ингибирование ДНК-гиразы, что привело к внедрению клинически одобренного аминокумаринового антибиотика новобиоцина [133]; тем не менее, поскольку эти типы соединений не продуцируются растениями, они не рассматривались в рамках данного обзора.

Полифенолы зеленого чая (танины) [134], хебулиновая кислота [135] и антрахиноны [136] являются природными фенольными соединениями, проявляющими ингибирующую активность в отношении ДНК-гиразы. ЭГКГ из зеленого чая может ингибировать субъединицу В ДНК-гиразы в месте связывания АТФ [134].Благодаря множеству способов действия EGCG, которые включают ингибирование EP, а также ингибирование хромосомной пенициллиназы и ДНК-гиразы, этот природный полифенол представляет особый интерес для будущих исследований. Чебулиновая кислота (28) является еще одним таннином, который первоначально был выделен из Terminalia chebula . Виртуальный скрининг нескольких природных соединений показал, что хебулиновая кислота может эффективно ингибировать устойчивые к хинолонам мутанты ДНК-гиразы M.tuberculosis [135].Однако результаты были ограничены исследованиями in silico, а экспериментальных исследований in vitro не проводилось. Будущие исследования in vitro должны быть проведены, чтобы раскрыть значение хебулиновой кислоты как ингибитора ДНК-гиразы и противотуберкулезного агента.

Галомодины представляют собой полусинтетические производные природного антрахинона, которые могут сильно ингибировать ДНК-гиразу у MRSA и устойчивых к ванкомицину Enterococcus faecium . Было синтезировано несколько галогенированных аналогов природного продукта эмодина, которые показали сильную активность против бактериальной ДНК-гиразы, в то время как слабую активность наблюдали против топоизомеразы I человека [136].

Новое фенольное соединение, выделенное из Cedrus deodara , 3-п-транс-кумароил-2-гидроксихиновая кислота (CHQA) (29), продемонстрировало мощную антибактериальную активность против одиннадцати пищевых патогенов. Выясненный механизм действия ХГХК в отношении S. aureus (значения МПК в диапазоне 2,5–10 мг/мл) заключается в повреждении цитоплазматической мембраны и индукции утечки внутриклеточных компонентов, что связано с возникновением значительной гиперполяризации мембраны с потерей целостность мембраны, которая была определена с помощью измерений мембранного потенциала и проточного цитометрического анализа.Авторы полагают, что CHQA может быть кандидатом на роль природного антимикробного агента для пищевой промышленности [137]. Похоже, что натуральные продукты гидроксикоричных кислот (п-кумаровая, кофейная и феруловая кислоты) способны нарушать целостность мембран, в то время как п-кумаровая кислота обладает наибольшей мешающей активностью в этой группе из-за ее более липофильной природы [138]. В исследовании воздействия фенольных соединений на винные молочнокислые бактерии ( Oenococcus oeni и Lactobacillus hilgardii ) кумаровая кислота, соединение гидроксикоричной кислоты проявили наибольшую активность [138].

Всестороннее исследование соотношения структура-активность (SAR) эффектов взаимодействия флавоноидов с мембраной показало, что антибактериальная активность флавоноидов имеет положительную корреляцию с их способностью укреплять мембрану E. coli , что предполагает, что один из возможных механизмов Действие флавоноидов заключается в снижении текучести мембран. Кемпферол с более высоким CLogP и положительным зарядом на C3 проявлял наиболее сильную активность против E. coli [139] .

Фенольные соединения могут также взаимодействовать с некоторыми важными ферментами, которые отвечают за производство предшественников бактериальной клеточной мембраны, включая бета-кетоацил-ацил-переносящий белок-синтазу (KAS) II и III, или с ферментами, участвующими в цикле удлинения биосинтеза жирных кислот. включая FabG, FabI и FabZ. Скрининг in silico флавоноидов, проведенный для оценки их сродства связывания с ферментом E. faecalis KAS III, показал, что флаваноны (нарингенин (30), эриодиктиол (31) и таксифолин (32)) являются более сильными ингибиторами, тогда как результаты исследований in vitro показали умеренную антибактериальную активность в отношении E.faecalis и штамм, устойчивый к ванкомицину [140]. Однако другое исследование E. coli показало, что 3,6-дигидроксифлавон (33) (флавонол) также может сильно связываться с KAS III и KAS I, а его МИК составляла 512 мкг/мл, что указывает на то, что многие классы флавоноидов может связываться с ферментами KAS [109].

EGCG из зеленого чая может инактивировать бета-кетоацил-[белок-носитель ацила] редуктазу (FabG) в E. coli посредством ковалентного связывания с белком, что приводит к агрегации FabG [141].Сакуранетин (34), метоксипроизводное флаванона нарингенина из Polymnia fruticose , конкурентно ингибировал FabZ в H. pylori , а значение MIC сакуранетина по сравнению с H. pylori составляло 87,3 мкМ [142]. Хотя кверцетин и апигенин (35) также способны ингибировать FabZ, однако их ингибирующая активность ниже, чем у сакуранетина, тогда как кверцетин демонстрирует более низкие значения МПК.

Куркумин (36) является хорошо известным соединением, которое получают из куркумы, и недавние исследования показали, что он может проявлять бактерицидную активность, повреждая клеточные мембраны S.aureus и кишечная палочка . Авторы связывают наблюдаемую активность с амфипатической и липофильной химической структурой куркумина, который может проникать в бислой мембраны и повышать ее проницаемость [143]. d-аланин: d-аланинлигаза является критическим ферментом в сборке предшественников пептидогликана клеточной стенки. Кверцетин и апигенин, два широко распространенных флавоноида, являются фенольными соединениями, которые могут ингибировать d-аланин:d-аланинлигазу в H. pylori и E.палочка . Кверцетин был более активен (48,5 и 19,9 мкМ соответственно), чем апигенин (132,7 и 163 мкМ соответственно), и оба были обратными ингибиторами и конкурировали с АТФ [144]. Однако значения МПК для обоих штаммов были высокими, что отражает низкую ингибирующую активность этих соединений.

Некоторые другие фенольные соединения могут напрямую взаимодействовать с пептидогликаном и ингибировать биосинтез клеточной стенки. Софорафлаванон B (37) представляет собой пренилированный флавоноид, который показал MIC 15,6–31,25 мкг/мл против MRSA, в то время как подробные исследования выявили его прямое взаимодействие с пептидогликаном как возможный механизм действия [145].

Ингибирование некоторых ферментов, включая дигидрофолатредуктазу, уреазу и сортазу, также было предложено в качестве механизма действия некоторых фенольных соединений [146, 147, 148]. Ингибирование дигидрофолатредуктазы было идентифицировано как один из разнообразных механизмов действия EGCG против 18 клинических изолятов нозокомиального возбудителя Stenotrophomonas maltophilia . Этот механизм был подобен хорошо известному блокатору дигидрофолатредуктазы, и, поскольку значения МПК были очень низкими у некоторых изолятов (4  мкг/мл), авторы предполагают, что в ходе дополнительных клинических исследований триметоприм можно заменить EGCG у пациентов, которые не переносят побочные эффекты триметоприма [148].

Исследование ингибирующей активности Curcuma longa в отношении сортазы А из S. aureus показало, что куркумин является мощным ингибитором этого фермента с IC50 50 13,8 мкг/мл, в то время как IC50 50 в количестве 40,6 мкг/мл было обнаружено в случае п-гидроксимекурибензойной кислоты в качестве положительного контроля. Хотя деметоксикуркумин и бисдеметоксикуркумин также могут ингибировать сортазу А, их активность ниже, чем у куркумина [149].Аналогичным образом, исследование ингибирующей активности соединений из коры Rhus verniciflua против сортазы S. aureus , основанное на биоанализе, выявило морин (38) (флавонол) как мощный ингибитор сортазы A и B с IC. 50 значения 37,39 и 8,54  мкМ соответственно. Хотя флавонолы были неспособны ингибировать рост бактерий, дополнительные исследования показали, что флавонолы обладают активностью по слипанию клеток фибриногена [150].

Некоторые специфические фенольные соединения также считаются мощными ингибиторами уреазы как основного фактора вирулентности H.пилори . Исследование SAR, проведенное Сяо и др. . показали, что 4-дезоксианалоги флавоноидов являются мощными ингибиторами уреазы, а 4′,7,8-тригидрокси-2-изофлавен (39) ингибирует фермент с IC50 50 0,85 мкМ, что в 20 раз больше. сильнее, чем ацетогидроксамовая кислота, как известный ингибитор уреазы. Учитывая побочные эффекты, которые наблюдались при применении синтетических ингибиторов уреазы в ходе исследований in vivo, очевидно, что 4′,7,8-тригидроксил-2-изофлавен может быть многообещающим кандидатом для будущих исследований in vivo [147].

Фенольные соединения продемонстрировали различные механизмы действия против различных бактериальных штаммов от синергической активности через ингибирование EP, взаимодействие с клеточной мембраной и ингибирование биосинтеза клеточной стенки до ингибирования некоторых критических ферментов, включая уреазу, сортазу А и дигидрофолатредуктазу. Наблюдаемая активность была замечательной в некоторых исследованиях, что делает фенольные соединения хорошим кандидатом для будущих исследований in vivo и даже клинических испытаний. EGCG и куркумин являются хорошими примерами таких соединений, которые могут действовать с различными механизмами действия, поэтому неспособные бактерии могут просто стать устойчивыми к лечению.

Кумарины

Кумарины естественным образом вырабатываются многими растениями и микроорганизмами [151]. До настоящего времени сообщалось о нескольких биоактивностях кумаринов, включая сосудорасширяющее, эстрогенное, антикоагулянтное, обезболивающее, противовоспалительное, седативное и снотворное, гипотермическое, антигельминтное, противораковое, антиоксидантное и кожное фотосенсибилизирующее действие [152,153,154]. На рисунке 6 показаны хорошо известные кумарины, которые продемонстрировали высокую потенциальную антибактериальную активность.

Рис.6

Химическая структура некоторых антимикробных кумаринов

Во многих сообщениях показана антимикробная активность как природных, так и синтетических производных кумаринов [151, 155, 156]. Например, Basile et al. сообщили о различных кумаринах и пиранокумаринах, экстрагированных из корней Ferulago campestris , а также об антибактериальной и антиоксидантной активности наиболее распространенных из них (агасиллин, грандивиттин и эгелинолбензоат) против как грамотрицательных, так и грамположительных бактерий.В частности, эгелинол (40) и агасиллин (41) были более активны в отношении штаммов АТСС Salmonella enterica серовара Typhi, Enterobacter aerogenes, Enterobacter cloacae и S. aureus (МИК = 16 мкг/мл и мкг/мл для агасиллина). Оба соединения также показали антибактериальную активность против Helicobacter pylori в зависимости от дозы от 5 до 25 мкг/мл [157].

Тан и др. обнаружили один новый и девять известных пренилированных кумаринов из экстракта корня Prangos hulusii и оценили антимикробную активность экстракта дихлорметана в отношении как стандартных, так и клинических изолятов.Хотя новый кумарин, 4′-сенециоилоксиостол (42), был наиболее активным соединением против Bacillus subtilis (МИК = 5 мкг/мл), остол (43), один из ранее экстрагированных кумаринов, продемонстрировал приемлемый антибактериальный эффект против большего количества патогенов. включая B. subtilis , S. aureus , Klebsiella pneumonia и метициллин-чувствительный Staphylococcus aureus (MSSA) (все МИК = 125 мкг/мл) [158].

Скрининг противомикробного действия шести кумаринов, которые являются общими составляющими семи растений, выращенных в Финляндии, показал, что хотя антибактериальная и противогрибковая активность этих природных кумаринов в целом была слабой, они были активны против грибкового патогена Fusarium culmorum [159] .В 2006 году Эль-Сееди обнаружил новый арилкумариновый глюкозид, асфоделин A 4′- O β -D-глюкозид (44), а также его агликон, асфоделин A (45) из Asphodelus microcarpus. Антимикробная оценка in vitro была проведена в отношении пяти микроорганизмов, включая S. aureus, E. coli , P. aeruginosa , C. albicans, и Botrytis cinerea. В целом асфоделин А проявлял более сильную активность со значением МИК в диапазоне от 4 до 128  мк мкг/мл [160].

Максвелл исследовал SAR трех соединений со структурой кумарина, клоробиоцина (46), новобиоцина (47) и кумермицина A1 (48), которые получены из различных видов Streptomyces и проявляют антибиотическую активность. Он пришел к выводу, что в химической структуре каждого соединения, помимо кумариновой части, есть отдельный фрагмент новозилсахара, необходимый для биологической активности. Он также представил кумарины в качестве мощных ингибиторов ДНК-топоизомеразы II типа, известной как ДНК-гираза [161].

Исследование SAR кумаринов показало, что для высоких антибактериальных эффектов необходимы как липофильные характеристики, так и плоская структура [155]. Действительно, поскольку кажется, что антимикробная активность кумаринов обусловлена ​​механизмом пассивной диффузии, эти характеристики могут способствовать проникновению в клетки, особенно для грамположительных бактерий. Более того, Sardari et al. предположили, что свободные 6-ОН и 7-ОН в ядре кумарина играют важную роль в противогрибковой и антибактериальной активности соответственно [162].С другой стороны, системный анализ SAR показал, что кумарины с метокси-функцией в положении С-7, помимо гидроксильного фрагмента в положении С-6 или С-8, неизменно обладают антибактериальным действием против широкого спектра бактерий. Существование ароматической диметоксигруппы, в свою очередь, дает многообещающие соединения против микроорганизмов с особыми требованиями к факторам роста, включая Haemophilus influenza , бета-гемолитический Streptococcus и Streptococcus pneumonia [155].Более того, недавние исследования показали, что кумарины способны подавлять кворум-сенсорную сеть бактериальных патогенов и влиять на их способность к развитию биопленкообразования и продукции факторов вирулентности [153, 163, 164, 165, 166, 167].

Некоторые производные кумарина также способны ингибировать EP в штамме MSRA. Эпоксид бергамота (49) и фуранокумарин из Citrus paradisi (грейпфрут) приводил к 20-кратному снижению значения МПК норфлоксацина в отношении MRSA, но не против MSSA, за счет ингибирования EP [168].В другом исследовании ингибирования ЕР семи кумаринов из Mesua ferrea два соединения показали ингибирование системы EP в MRSA и клинических изолятах S. aureus за счет 8-кратного снижения МПК норфлоксацина [169].

Кумарины способны связываться с изопреновыми единицами в растительных клетках с образованием более сложных структур. 6-Геранилкумарин (50) и галлбановая кислота (51) представляют собой два терпеноидных кумарина, которые значительно ингибируют EP у S. aureus [170, 171].Для гальбановой кислоты наблюдалось до 8-кратного снижения МПК ципрофлоксацина, а его механизм действия и эффективность были сопоставимы с верапамилом как хорошо известным ингибитором ФП.

Терпены

Терпены или изопреноиды считаются самым разнообразным семейством натуральных продуктов. Они широко распространены в природе, присутствуют почти во всех формах жизни и выполняют многочисленные функции, начиная от участия в первичной структуре клеток (холестерин и стероиды в клеточных мембранах) и заканчивая участием в клеточных функциях (ретиналь в зрении, каротиноиды в фотосинтезе). хиноны в электронном транспорте) [172, 173].Они также присутствуют в изобилии в цветах, фруктах и ​​овощах. Особенно их можно обнаружить в высоких концентрациях в репродуктивных структурах и листве растений во время цветения и сразу после него. Терпены являются основными ингредиентами травяных смол и отвечают за общий аромат различных растений [173]. Было показано, что некоторые терпены и их производные действуют как императивная защита от травоядных и патогенов [173,174,175,176,177]. Различные растительные терпены с высокой потенциальной антибактериальной активностью представлены на рис.7.

Рис. 7

Химическая структура некоторых антимикробных терпенов

Обычно грамположительные бактерии более чувствительны к терпенам, чем грамотрицательные. Антимикробный механизм терпенов тесно связан с их липофильными свойствами. Монотерпены преимущественно воздействуют на структуру мембраны, повышая ее текучесть и проницаемость, изменяя топологию ее белков и вызывая нарушения в дыхательной цепи [173].

Тогаши и др. исследовали ингибирующее действие различных терпеновых спиртов с различными алифатическими углеродными цепями, включая линалоол (С6), гераниол (С8), неролидол (С10), плаунотол (С11), фарнезол (С12), геранилгераниол и фитол (С16) (нумерация от первый углерод, связанный с гидроксильной группой) на росте S. aureus . Среди всех испытанных соединений только фарнезол (52) и неролидол (53) проявляли сильный антибактериальный эффект при МБК 20 и 40  мкг/мл соответственно.Они также изучили взаимодействие этих терпеновых спиртов с бактериальной клеточной мембраной, оценив утечку внутриклеточного иона K + . Они предположили, что утечка K + из клеток отражает антибактериальную активность соединений, нарушающих мембрану. Начальную скорость просачивания рассматривали как повреждение клеточных мембран, а общее количество просочившихся К + оценивали как антибактериальную активность. Опять же, фарнезол и неролидол оказались наиболее эффективными соединениями.Наконец, они пришли к выводу, что длина углеводородной цепи, связанной с гидроксильной группой, играет важную роль в антибактериальной активности и активности, разрушающей клеточные мембраны, и она должна быть между C10 и C12 для соответствующего эффекта против S. aureus [174] . Другим терпеновым соединением с антибактериальной активностью против S. aureus является дегидроабиетиновая кислота (54), которая представляет собой разновидность смоляной кислоты [178]. Было обнаружено, что производные дегидроабиетиновой кислоты также обладают антибактериальным действием [179, 180, 181].

Одним из наиболее важных терпенов, которые могут быть использованы в противоинфекционной терапии, является карвон [173]. Было показано, что в то время как (4R)-(-)-карвон (55) был активен против Campylobacter jejuni , E. faecium и E. coli , (4S)-(+)-карвон (56) был активен эффективен в отношении L.monocytogenes [182]. Оба оптических изомера проявляли активность в отношении различных патогенных грибов. В целом карвон ингибирует трансформацию клеточной дрожжевой формы C.albicans в нитчатую форму, что обусловливает патогенность гриба [173].

Другим противогрибковым соединением является тимол (57), который показал сильную активность в отношении клинических изолятов C. albicans , Candida glabrata и Candida krusei , отдельно или в комбинации с флуконазолом. Значения МИК тимола составляли 49,37, 51,25 и 70 мкг/мл для штаммов C. albicans , C. glabrata и C. krusei соответственно.Тимол также проявлял синергетическую активность в отношении всех протестированных видов Candida в комбинации с флуконазолом [183]. Из-за их мощной и широкой противогрибковой активности Abbaszadeh et al. также предложил тимол и карвакрол (58) в дополнение к эвгенолу (59) и ментолу (60) в качестве хороших альтернатив синтетическим фунгицидам в пищевой промышленности. Действительно, они сообщили, что все эти соединения были эффективными в разных экстентах против различных продовольственных грибов, включая Aspergillus Niger , Aspergillus Fumigatus , Aspergillus Flavus , Aspergillus ochraceus , Alternaria alternalata , Botrytis Cinerea , Cladosporium spp., Penicillium citrinum , Penicillium chrysogenum , Fusarium oxysporum и Rhizopus oryzae [184]. Эти наблюдения были также подтверждены другими исследовательскими группами [185]. Алтунибат и др. считают тимол, а также карвакрол основными компонентами Thymus capitatus . Антибактериальное действие обоих соединений оценивали в отношении E. coli , Enterobacter aerogenes , S. aureus и P.палочка . В заключение, значения МИК составляли 0,005–0,008 мг/мл для тимола и 0,007–0,008 мг/мл для карвакрола [186]. При формировании биопленки Salmonella spp. ( Salmonella typhimurium , Salmonella enteritidis и Salmonella Saintpaul ), оба вещества уменьшали количество бактерий на поверхности полипропилена примерно на 1–2 log при субингибиторных концентрациях; но для установленных биопленок наблюдалось около 1–5 log при MIC или 2× MIC [187]. Хотя Чаухан и соавт.представили «нарушение целостности мембраны» в качестве основного механизма действия тимола против S. typhimurium [188], Милади и др. выдвинули гипотезу о том, что два основных монотерпеновых фенола, тимол и карвакрол, действуют посредством ингибирования ФП в зависимости от концентрации. способ. Они обнаружили, что эти природные соединения усиливают накопление бромистого этидия (EtBr) в патогенах пищевого происхождения за счет ингибирования оттока клеток EtBr [189].

Бронятовский и др. изучали противомикробный механизм двух пентациклических тритерпенов, урсоловой кислоты (61) и α-амирина (62), как природных продуктов с широким спектром антибактериальной активности.Они использовали метод монослоя Ленгмюра для моделирования взаимодействия двух соединений с внутренней мембраной E. coli . Оба пентациклических тритерпена проявляли дезорганизующее действие на прикладную модель мембраны E. coli [190].

Другими известными терпеноидами являются эвгенол и коричный альдегид (63), которые присутствуют в эфирных маслах нескольких растений и продемонстрировали свою активность против широкого спектра патогенов. После всестороннего изучения 30 штаммов H.pylori как один из основных патогенов человека, вызывающих язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, а также злокачественные новообразования желудка, Ali et al. показали, что два биоактивных соединения могут предотвращать рост H. pylori без развития резистентности к этим соединениям [191]. Эвгенол также проявляет заметную биологическую активность в отношении биопленок клинических штаммов MRSA и MSSA. Согласно исследованию Yadav et al. эвгенол ингибирует образование биопленки, прерывает межклеточную связь, уничтожает предустановленные биопленки и убивает бактерии в биопленках в равной степени для MRSA и MSSA.Эти эффекты эвгенола были связаны с нарушением клеточной мембраны бактерий и утечкой содержимого клетки. Ядав и др. также сообщили, что эвгенол снижает экспрессию генов, связанных с биопленкой и продукцией энтеротоксина, в субингибирующей концентрации [192]. В исследовании Rathinam et al. эвгенол продемонстрировал сопоставимые эффекты на образование биопленки и синтез фактора вирулентности P. aeruginosa [193]. Изучение механизма действия коричного альдегида против E.coli и S. aureus с помощью сканирующей электронной микроскопии показали, что в присутствии коричного альдегида повреждается структура бактериальной мембраны, снижается мембранный потенциал и нарушается метаболическая активность, что в конечном итоге приводит к ингибированию роста бактерий [194].

Несколько производных терпеноидов также проявили антимикобактериальную активность как один из наиболее важных патогенов. Список таких натуральных продуктов с акцентом на М.tuberculosis был представлен Copp, включая сандаракопимаровую кислоту, (+)-тотарол, агелазин F, элизаптерозин B, костунолид, партенолид, 1,10-эпоксикостунолид, сантамарин, рейнозин, алантолактон, пуупегенон, элатол, дезхлорелатол, дебромолауринтерол, аллолауринтерол и ауреол.Эта антимикобактериальная активность связана с обычно умеренной или высокой липофильной структурой производных терпена, которая облегчает их проникновение в клеточную стенку микобактерий [195].

Домашнее лекарство на основе пенициллина от Nature – Шаги к здоровому образу жизни

Домашнее средство на основе пенициллина от Nature – это формула, которую я готовлю в течение многих лет всякий раз, когда у меня простуда или грипп. Я обнаружил, что эта формула ускоряет время восстановления и действительно укрепляет мою иммунную систему.

Что такое природное пенициллиновое домашнее средство?

Впервые я услышал о домашнем лекарстве на основе пенициллина от Nature, когда докладчик Томас Джексон из Meet Ministry продемонстрировал его на презентации здоровья.Вот оригинальный рецепт.

Этот мощный противовирусный и антибактериальный напиток, полный мощных антиоксидантов, несомненно, укрепит вашу иммунную систему и заставит ее работать на полную мощность.

Особенно полезен при гриппе, простуде, головной боли и других респираторных заболеваниях. Все ингредиенты находятся на вашей кухне.

Recipe

  • 1 Orange
  • 1 Grapefruit
  • 2 Lemons
  • 3 гвоздики чеснока
  • ½ ½ лука
  • ¼ дюйма имбирь

дополнительные дополнительные ингредиенты:

  • 1/2 чайной ложки пудра турмерины
  • 1 / 4 чайные ложки кайенского перца

В блендер:

  • Кожура апельсина, грейпфрута и лимона – нарезать небольшими кусочками и поместить в блендер.
  • Очистите и нарежьте лук и имбирь —  Тщательно перемешайте (возможно, вам потребуется добавить немного воды, чтобы процесс пошел быстрее).

Для взрослых – Принимать по 1 ст.л. периодически в течение дня, всего 1 стакан.

Детям – принимать по 1 ч. л. периодически в течение дня, всего ½ стакана.

Хранить в плотно закрытой стеклянной банке в холодильнике до 2 дней.

Если симптомы сохраняются или ухудшаются, обратитесь к врачу.

Ingredients For Nature’s Penicillin-Homemade Remedy

  • Апельсины — содержат большое количество витамина С, укрепляющего иммунную систему, и бета-каротин, а также кальций, магний, фолиевую кислоту и калий.
  • Грейпфрут – Высокое содержание витамина С и калия выводит яд из организма. Помощь в потере веса. Он содержит ликопин, мощный антиоксидант, который, как известно, предотвращает повреждение свободных радикалов в организме. Подробнее.
  • Лимоны – содержат витамин С для укрепления иммунной системы и калий, полезный для сердечно-сосудистой системы.Лимоны являются антисептиком.

Исследования показали, что лимон обладает мощными антибактериальными свойствами. Лимоны имеют кислый вкус и оказывают ощелачивающее действие на организм — известно, что болезни не процветают в щелочной крови.

Лимоны помогают печени выводить токсины из крови. Проверьте Удивительные преимущества лимонов!

  • Чеснок – Мощный природный антибиотик, доказанный учеными. В отличие от обычных антибиотиков, бактерии не накапливаются, образуя сверхустойчивых микробов, а чеснок можно принимать в течение длительного времени.

Чеснок является хорошим источником витамина С, В6, селена, марганца и кальция. Он помогает избавиться от токсинов из организма и очищает кровь. Подробнее .

  • Лук – Содержит витамин С, В6, железо, ниацин, хром и кальций. На протяжении всей истории лук использовался для лечения астмы, так как он содержит соединение, которое помогает мышцам расслабиться.

Помогают вывести слизь из организма. Он также обладает антисептическими и антибактериальными свойствами и помогает бороться с туберкулезом, бронхитом и мочевыми инфекциями. Подробнее.

Он также вызывает усиление кровообращения, что приводит к увеличению потоотделения, что помогает снизить лихорадку.

  • Имбирь – насыщен питательными веществами и антиоксидантами. Имбирь обладает противовоспалительными свойствами, лечит проблемы с пищеварением, такие как тошнота, утренняя тошнота, может снизить уровень холестерина, может помочь предотвратить рак. Активный ингредиент имбиря, называемый гингеролом, борется с инфекциями. Подробнее .

Другие домашние средства правовой защиты, чтобы попробовать

Loquat Tea
Golden Milk Tummeric Tea
Detox Tea Recipe
огурцы Detox Water
Green Smoothie Detox Recipe

* Примечание : Вышеуказанное заявление не был оценен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.Этот рецепт не предназначен для диагностики, лечения, излечения или предотвращения каких-либо заболеваний. Если вы сомневаетесь, всегда консультируйтесь со своим врачом или практикующим врачом. Эта формула должна предоставить вам информацию для поддержания вашего здоровья.

Если вам понравился этот пост о домашнем лекарстве на основе пенициллина от Nature и вы хотели бы увидеть больше, присоединяйтесь ко мне на Youtube , Instagram , Facebook  и  Twitter !

Получите копии моей кулинарной книги со скидкой  здесь.

К счастью, благодаря рекламе на нашем веб-сайте читатели и подписчики Healthier Steps спонсируют многие малообеспеченные семьи.

7 лучших натуральных ингредиентов для вашей кожи

ИСТОЧНИКИ:

Жанин Дауни, доктор медицины, дерматолог, Монклер, Нью-Джерси

Лорел Наверсен Герати, доктор медицины, дерматолог, Медфорд, штат Орегон.

Папри Саркар, доктор медицинских наук, дерматолог, Бруклин, Массачусетс.

Мишель Вонг, доктор философии, химик-косметик и создатель блога Lab Muffin Beauty Science.

Шон Суретинг, ведущий стилист и совладелец салона «Чайка», Нью-Йорк.

Национальная ассоциация по борьбе с экземой: «Узнайте факты: кокосовое масло».

Prevention.com: «23 косметических преимущества кокосового масла, которые понравятся вашей коже и волосам».

Блог Dermstore: «Познакомьтесь с готу колой, древней травой с удивительными антивозрастными свойствами».

University of Nebraska-Lincoln Food Allergy Research and Resource Program: «Масло из орехов ши не представляет риска для потребителей, страдающих аллергией на орехи или арахис.

Решения для типов кожи: «Космецевтическая критика: соя и ее изофлавоны».

Лин Т., Международный журнал молекулярных наук , январь 2018 г. Сентябрь-октябрь 2010 г.

Somboonwong, J., J Journal of Complementary and Alternative Medicine , июль 2012 г.

Chacko, S., Journal of Chinese Medicine , апрель 2010 г.

. Pyeta , Окислительная медицина и клеточное долголетие , июнь 2012 г.

Katiyar, SK, Текущие препараты для лечения иммунных, эндокринных и метаболических нарушений , сентябрь 2003 г. , ноябрь 2008 г.

Kurtz, ES, Journal of Drugs in Dermatology , февраль 2007 г.

Fowler, JF Jr., Journal of Drugs in Dermatology , октябрь 2014 г.

.D., Journal of Cosmetic Dermatology , июнь 2016 г.

Thornton, M., Dermato Endocrinology , апрель 2013 г. Journal of Nutrition , ноябрь 2003 г.

Carson, CF, Clinical Microbiology Reviews , январь 2006 г.

Enshaieh, S., Indian Journal of Dermatology 2 январь 2003 г. Антибиотики в Месе

12 Полностью натуральные антибиотики

Как нация, мы стали очень зависимы от антибиотиков в таблетках.Это приводит к появлению устойчивых к лекарствам бактерий и других «супер-ошибок», которые продолжают развиваться быстрее, чем у ученых есть время для исследований, что затрудняет борьбу с ними. Таблетки с антибиотиками не всегда были решением, потому что они были изобретены только в 1940-х годах. До этого наши предки использовали множество различных продуктов и трав, которые, как известно, защищают ваше здоровье, избавляют от инфекций и останавливают распространение болезней. На самом деле, многие врачи-холисты до сих пор практикуют эти виды лечения антибиотиками вместо того, чтобы прибегать к таблеткам.Вот 12 лучших природных антибиотиков, которые когда-то использовали наши предки, и которые до сих пор используют многие врачи, занимающиеся естественным лечением:

  • Орегано/масло орегано. Мы считаем орегано чем-то, что можно добавить в любимое итальянское блюдо, однако многие не понимают, насколько полезен орегано для вашего здоровья! Он обладает антибактериальными свойствами и может помочь при хронических расстройствах пищеварения, дрожжевых инфекциях и потере веса.Масло орегано (также известное как Caracole) борется с бактериями, которые могут привести к неприятным инфекциям.
  • Сырой яблочный уксус, или ACV. Обладая антибиотическими и антисептическими свойствами, яблочный уксус помогает контролировать вес, снижает уровень холестерина и риск развития рака. Яблочный уксус также можно использовать в качестве не содержащего химикатов вяжущего средства, если вам необходимо местно продезинфицировать или стерилизовать рану.
  • Мед. Медвежонок Пух был прав! Древние римляне использовали мед во время войны для лечения ран и предотвращения инфекций.Честный — лучший природный антибиотик, насыщенный антиоксидантами, противомикробными, противовоспалительными и антисептическими средствами. Не говоря уже о том, что в меде также есть фермент, который, как известно, выделяет перекись водорода (которая также борется с инфекцией и предотвращает рост бактерий). Мед может успокоить проблемы с пищеварением и укрепить иммунную систему!
  • Куркума. Вкусная и красивая по цвету, эта специя может отлично защитить ваш организм.Вы можете есть его или использовать местно! Он в основном используется для защиты вашего тела от инфекций, и вот совет: попробуйте смешать его с медом и нанести местно на любую рану.
  • Экстракт семян грейпфрута (GSE). Исследования показывают, что ЭВК эффективно уничтожает более 800 различных форм и ветвей вирусов и бактерий и более 100 различных штаммов грибков и паразитов! Как будто этого недостаточно, ЭВК также богат антиоксидантами, может повысить ваш иммунитет и помочь при хронических проблемах с пищеварением.
  • Чеснок. Чеснок вкусен и полезен! Он может оттолкнуть микробы еще до того, как вы почувствуете приближение болезни. Аллис, содержащийся в чесноке, может защитить от дрожжей, паразитов, бактерий и многого другого!
  • Эхинацея. Эта трава не так хорошо известна, но все же помогает в борьбе с бактериями. Попробуйте употреблять эту траву, когда почувствуете приближение простуды, так как внутри нее содержатся профилактические средства от простуды.
  • Капуста. Капуста содержит серу, и поскольку она принадлежит к семейству крестоцветных, она показана как эффективная пища для борьбы с раком. Это может помочь с контролем веса, улучшить проблемы с пищеварением и предотвратить болезни. Не говоря уже о том, что одна чашка капусты может обеспечить вас на 75% суточной потребности в витамине С.
  • Кокосовое масло Extra Virgin. Противогрибковое и противомикробное средство EVCO содержит питательные антиоксиданты, которые вы больше нигде не найдете! Вы можете использовать его, чтобы укрепить свою иммунную систему, сбалансировать проблемы со щитовидной железой и снизить уровень холестерина и сахара в крови.Доказано, что EVCO даже помогает работе мозга. Вы можете использовать кокосовое масло первого холодного отжима внутрь и наружно для пользы.
  • Ферментированные продукты. От непастеризованной капусты до домашних соленых огурцов и пробиотических йогуртов, эти продукты обладают удивительными преимуществами для вашего желудочно-кишечного тракта и борются с бактериями и раковыми клетками.
  • Коллоидное серебро. Коллоидное серебро является природным антибиотиком и состоит из смеси частиц серебра, взвешенных в жидкости.Это лечение является чрезвычайно временным, учитывая, что чрезмерное использование любых тяжелых металлов может считаться токсичным, однако оно борется с вредным ферментом, который необходим плохим бактериям для роста и размножения.

Частые посещения хиропрактики в Dobson Bay Chiropractic помогут укрепить вашу иммунную систему. Наряду со здоровой диетой и физическими упражнениями, всеми этими природными антибиотиками и корректировками хиропрактики вы можете добиться более здоровой жизни. Позвоните в наш офис в Месе сегодня, чтобы узнать, как мы можем вам помочь!

Источник: http://www.chiropracticcare.today/12-все-естественные-антибиотики/

 

Первый шаг к целостному здоровью и натуральному антибиотику — записаться на бесплатную консультацию в нашем офисе, чтобы обсудить особенности вашего случая.


Запишитесь на прием сейчас
Теги: Натуральные антибиотики, Здоровье, Велнес, Питание
.

Related Post

2022 © Все права защищены.